Пляцоўка для прафесійнага росту медыясупольнасці
Мінск, вул. Веры Харужай 3, офіс 601
Пляцоўка для прафесійнага росту медыясупольнасці
Мінск, вул. Веры Харужай 3, офіс 601
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Петр Померанцев: поиск правды в эпоху дезинформации

 

Петр Померанцев, британский журналист и писатель украинского происхождения, приехал в Минск в конце октября с мастер-классом. Автор книги «Nothing Is True and Everything Is Possible: The Surreal Heart of the New Russia», изданной с большим успехом в Великобритании в 2015 году, обсудил с беларусскими журналистами постсоветскую ностальгию, поиск правды и пропаганду в XXI веке.

Померанцев родился в Киеве, вырос в Лондоне, а в 2001 году, сразу после окончания университета, уехал в Москву, где в результате остался на 9 лет. В российской столице он учился в киношколе и в последствие работал на телевидении, а точнее, над развлекательными программами для ТНТ. Вернувшись в Великобританию, Петр попробовал описать пережитый опыт – получилась успешная книга «Nothing true and everything is possible» о политической психологии современной России. Последние два года, что совпали с эпохой новых информационных войн, он занимается осмыслением современной пропаганды и медиа.

Открытая лекция Петра Померанцева. Фото: Николай Жуков

 

Во время открытой лекции Петр Померанцев представил короткую версию своего доклада о современных механизмах пропаганды, который писал для лондонского think tank The Legatum Institute. По словам Петра, в XX веке контролировать умы было гораздо удобнее, ведь распоряжаться отечественными СМИ можно было из одного кабинета, иностранные голоса – глушить, а границы – держать на замке. Всякого, кто не соглашался, можно было изолировать и подавить. И до недавнего времени казалось, что те времена ушли навсегда. Все режимы в настоящее время экспериментируют хотя бы с какой-то формой капитализма, что вроде бы должно означать, что у всех нас должно быть все больше и больше общего. Но перед нами разворачивается совсем другая история – режимы в Венесуэле, Турции, Китае, Сирии и других странах не только не отказались от пропаганды, но нашли в ней новые пути. «Зачем бороться с последствиями информационного века и глобализацией, если их можно использовать?» - задается вопросом Петр.

Что-то странное происходит в мире, где слились внешняя политика, война и реалити-шоу

«В Венесуэле Уго Чавес проводил выборы так часто, что у оппозиции, в условиях отсутствия равного доступа к СМИ и сопоставимого финансирования, никогда не было шансов составить официальным кандидатам серьезную конкуренцию. Чавес получал около 40 часов медийного времени в неделю, включая его собственное шоу «Алло, президент», которое выходило на экраны каждое воскресенье. Это реально очень смешное шоу, эдакое слияние Бенито Муссолини и «Наша Раша», – отметил Петр. – Передачу, которая могла длиться три-четыре часа, смотрела вся страна. Играла какая-то джазовая музыка, которую Чавес вдруг останавливал и увольнял сидящих в зале министров, потом приглашал в студию Наоми Кэмпбелл, Дэнни Гловер или Шона Пенна. Президент щедро делился с аудиторией своими взглядами на все, что угодно, отвечал на звонки, рассказывал истории, объявлял войну. Полное слияние авторитаризма и шоу-бизнеса».  

Померанцев  привел пример, как действует политика подавления неугодных СМИ в Венесуэле: «Чавес, как и его преемник Николас Мадуро, всегда стремился спрятать цензуру в перчатку “невидимой руки рынка”. Вместо того, чтобы закрывать неугодные медиа, они просто добивались того, чтобы те не могли существовать: телекомпании бесконечно наказывали штрафами за клевету или «неприличные» материалы, газетам отказывали в благоприятном для бизнеса обменном курсе для покупки бумаги. Как только бизнес начинал терять деньги, появлялась никому неизвестная фирма, часто с анонимными собственниками, которая предлагала купить издание. И, несмотря на изначальные гарантии сохранения редакционной независимости, новый менеджмент вскоре начинал увольнять журналистов и менять фокус так, что содержательно издание становилось неотличимым от большинства СМИ, лояльных правящей партии».  

Открытая лекция Петра Померанцева. Фото: Николай Жуков

 

«Многие осознали, что в XXI в. тебе больше не нужно полностью цензурировать информацию все время. Это и невозможно. Но вполне возможно создать достаточно дезинформации, чтобы отравить медиа-пространство и помешать людям разобраться в том, что происходит. В Турции Эрдоган создал эскадрон твиттер-ботов, распространяющих теории заговоров. В Китае существует так называемая “Партия 50 центов” – интернет-пользователи, получающие по 50 центов за каждый пост проправительственного содержания. Кремль использует “фабрики троллей”, которые вывешивают прогосударственные посты и атакуют критиков режима, как внутри России, так и за ее рубежами». 

По словам Петра Померанцева, если у людей слишком много версий реальности, то до правды невозможно «дойти». Например, в странах Балтии этнические русские существуют одновременно в диаметрально противоположных медиа реальностях – кремлевской и своих стран пребывания. И согласно опросам, эти меньшинства предпочитают российские телеканалы, т.к. они «эмоционально привлекательны; ты не веришь им, но смотришь с удовольствием». 

Еще один ярчайший пример огромного объема информации, в которой аудитория отказывается разобраться – это предвыборная кампания в США. По сути, по словам журналиста, Трамп применил  логику реалити-шоу в политике: быть скандальным в максимально возможной степени.

На вопрос, что сегодня является стержнем, вокруг которого строится российский информационный нарратив, Петр Померанцев ответил: «Главная мифологема русской пропаганды – это повсеместный заговор, эдакая бесконечная цепочка, по которой невозможно дойти до конца. Выйти из этого круга почти невозможно, но главное – конспирология растит пассивность и убивает понимание, что люди могут что-то поменять».

 

Стратегия выживания в эпоху дезинформации: котики, фактчекинг и constructive news

 

Заметили ли Вы, что в интернете очень много котиков? Во время мастер-класса (см.видео) для беларусских журналистов Петр объяснил, почему они так популярны:

 

 

«Факты очень неудобны, – комментирует Петр. – они говорят тебе, что ты умрешь или что зарплата маленькая. Люди предпочитают окружать себя той правдой, которая им приятна. После пожара в доме профсоюзов в Одессе, который случился в мае 2014 года, группа городских активистов начала эмпирический проект: они собирали факты касательно происшествия, пытаясь восстановить объективную картину трагедии». По сути, это была такая наивная попытка фактчекинга – инициативная группа хотела предоставить информацию городу, но в итоге оказалось, что факты никому не нужны.

Однако, если люди не хотят жить среди фактов, то и доверие к СМИ будет падать. Есть ли выход в данной ситуации? Ответ ищите в видеокейсах с мастер-класса в Пресс-клубе. 

 

Фотоотчет с открытой лекции Петра Померанцева 

Партнёры прэс-клуба