Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Жизнь после пандемии: что будет с трафиком и какой делать контент

У медиа сейчас много работы и много трафика. Из-за пандемии он растет по всему миру. Очевидно, так будет не всегда: рано или поздно трафик пойдет вниз. Когда это случится и как быстро удастся его восстановить? Какой контент СМИ стоит заготовить к этому моменту? Medium спросил экспертов российского медиарынка.

Про трафик

Александр Амзин, медиаконсультант и автор телеграм-канала «Мы и Жо» (@themedia):


Александр Амзин

«Когда начнется спад, неизвестно. Наиболее вероятно, что эпидемия с нами до начала-середины лета, а к августу наберет силу экономический шок. Но традиционно после пиковых событий издания с хорошим освещением видят рост на 10–25% пользователей.

Я бы не зацикливался на показателях трафика, скорее, следил бы за тем, насколько удается вовлекать и оставлять у себя новых пользователей. Ведь СМИ приходится драться за читателя с официальными источниками, в которых в первую очередь появляются данные о заболевших».

В поисках лояльности. Конспект вебинара с Александром Амзиным

Сергей Якупов, автор телеграм-канала @MediaMediaMe и программный директор Академии Пресс-клуба:


Сергей Якупов

«Сейчас трафик новостных медиа, конечно, растет на фоне актуальных новостей. В региональных изданиях рост составляет 60–70%, например. Люди читают одни и те же новости про одно и то же в одном и том же формате.

И, конечно, после того как всё поутихнет, будет вполне логичный отток. Не думаю, что правильно задавать вопрос в духе «как быстро удастся этот трафик восстановить?». Его не удастся восстановить, ведь он снизится не потому, что просядет работа редакции, а потому, что уйдет самый мощный за последние годы новостной повод. И интерес к новостям тоже поутихнет. Это объективная история, люди устанут от новостной гонки.

Важным моментом будет то, что аудитория за время пандемии привыкнет к чтению новостей в сети и отделению мух от котлет (фейков от фактов). И если новостные издания делали свою работу качественно и аккуратно, то я уверен, они выйдут из этой истории с неплохим аудиторным профитом.

Но не газеты. Их кризис подкосит очень мощно, многие просто не выдержат и наконец начнут развивать свои интернет-версии по-взрослому, а не как копии печатных.

Сам рынок после пандемии может серьезно поменяться. Потому что, несмотря на нынешний трафик, его не так-то легко монетизировать. Это проблема всего мира. Рекламодатели, которые размещают рекламу в сетях типа Google Ads, ставят ограничения на размещение в материалах, связанных с коронавирусом (а сейчас это, пожалуй, 90% всех новостей примерно везде).

Выиграют те, кто сумеет сейчас увлечь свою новую аудиторию и дать ей обоснованное обещание, что и дальше с контентом на другие темы будет так же круто, как сейчас.

И уже после пандемии попытаться эту аудиторию монетизировать. Это челлендж, который пройдут не все».

Юлия Загитова, медиаисследователь и автор канала @Breaking Trends:


Юлия Загитова

«После пандемии сохранится популярность прямых трансляций в социальных сетях и не упадет интерес к мессенджерам. Если говорить о популярности блогов, которые набрали аудиторию благодаря вирусу, они сохранят читателей, потому что люди продолжат следить за пандемией.

Традиционные медиа испытают экономический шок, и некоторые, скорее всего, уйдут с рынка.

Электронные медиа в надежде на дополнительные охваты будут инвестировать в создание собственных продуктов в соцсетях: тематических подкастов, пабликов, каналов в Telegram».

Про контент

Александр Амзин:

«После пандемии будет нужен такой же контент, как и раньше. Просто больше людей осознают, чего им всю дорогу не хватало – авторитетного мнения, понятно объясняющего сложный мир. До сих пор многие потребители думали, что они находятся в безопасной зоне, и поэтому эмоциональный заряд лучше информационного. Пандемия показала, что они ошибались. Те, кто хочет выжить, это запомнят».

Сергей Якупов:

«Хочется верить, что медиа начнут делать что-то более интересное, чем переписывать друг у друга новости. И что этот кризис породит новые медиа, новые форматы и новые способы взаимодействия с аудиторией. Например, один из моих любимых форматов в последнее время – solutions journalism, при котором журналисты не просто рассказывают о проблемах с точки зрения их обозначения, но обязательно говорят об опыте их решения.

Но, скорее всего, большинство изданий просто вернется к обычной работе и не будет спрашивать аудиторию, какой контент ей нужен. Как и всегда. Потому что любое взаимодействие с аудиторией – это необходимость анализировать и что-то менять в работе, а «у нас некому это делать и без этого всё пока работает, не будем рисковать».

Есть темы, которые сейчас ушли на второй план, но после кризиса могут стать востребованными. Например, спорт. Уверен, болельщики очень соскучатся по своим командам, по матчам и новостям. И тут, вероятно, есть какая-то рыночная возможность (новые проекты, перестройка моделей работы существующих спортивных изданий).

Мне кажется, этот кризис серьезно улучшит восприятие фактчекинга в целом и журналистов, которые им занимаются, в частности. Хочется верить, что после пандемии фабрикам троллей будет всё сложнее и сложнее, потому что люди обучатся отличать вымысел и попытку манипуляции от реальности».

Выводы

  • Медиарынок не будет прежним: традиционные медиа могут уйти с него, онлайн-СМИ начнут работать над новыми продуктами. Выиграют те, кто лучше увлечёт аудиторию.
  • К концу пандемии люди привыкнут получать информацию из новостей и останутся с полюбившимися изданиями.
  • Контент, скорее всего, останется прежним, каким он был до коронавируса. Возможно, «прокачается» фактчекинг.

Источник

Еще по теме:

Как работает StringersHub и сколько стоит контент стрингера. Видеоконспект лекции Якова Буты

#StayAtHome Media Stories от Львовского медиафорума

Олег Коронный (Arzamas): Как заставить людей любить науку? ПОДКАСТ

Партнёры прэс-клуба