Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

«Все, включая политических, морально готовятся идти отсиживать сроки в гомельскую колонию». Письма Юлии Слуцкой с «Володарки»

«Все, включая политических, морально готовятся идти отсиживать сроки в гомельскую колонию». Письма Юлии Слуцкой с «Володарки»

Александра Слуцкая, дочь основательницы Пресс-клуба Юлии Слуцкой, опубликовала новости от матери – это выдержки из её писем из СИЗО.

С 24 декабря Юлия Слуцкая вместе с другими сотрудниками Пресс-клуба – Аллой Шарко, Сергеем Ольшевским и Петром Слуцким – находится в СИЗО №1 в Минске по улице Володарского, 2. Все они признаны политическими заключёнными.

Мама держится молодцом, передаёт всем огромный привет, и огромное спасибо за поддержку, – пишет на своей странице в Facebook Александра Слуцкая. «Друзья и знакомые находят такие важные слова для меня сейчас!» Наши письма как «ниточки, связывающие меня с нормальным миром. Я ощущаю, как они вытягивают меня», – передаёт она слова матери. 

«Вашу маму задержала финансовая милиция». Пресс-клуб попал под пресс

 

Про обыски

Во время обысков нас всех, кроме дежурных, выводят в карцер. Это помещение метр на три с половиной. В дальнем конце туалет. Над ним вместо слива кран с водой. То есть это ещё и умывальник. Вместо вентиляции над унитазом дырка, отопления нет. Очень сыро и холодно. Деревянная доска-кровать на день привинчивается к стене. Последний мальчишка сидел тут 17 суток.

Возвращаемся в разорённную камеру. Сумки из-под кроватей выдвинуты, матрасы завёрнуты, вещи выброшены на кровати.

Про быт

По понедельникам у нас банный день. В баню нужно идти по улице. Девочки идут в халатах и резиновых тапках на босу ногу. Я надеваю носки и спортивный костюм. На 8 человек пять кранов. Душей нет, просто льётся струя воды. На то, чтобы помыться у нас 20 минут. Включая одевание и раздевание.

Сегодня мы гуляли по самому краешку дворика, так как по центру была огромная лужа. В самом углу образовалась горка снега, сантиметров 60. Девочки умудрились на этой горке кататься).

Под окно камеры приходит большой рыжий кот, и громко кричит. Приходит как по часам – два раза в день. Мы его подкармливаем. Думаю, что не только мы. Если очень постараться – кота можно рассмотреть через железные «реснички» на окнах.

У меня всё хорошо, насколько это возможно. Один день болела, но с лекарствами, которые ты мне передала, очень быстро выкарабкалась. Только кашель не прекращается. Но, наверное, это реакция организма на курево.

Упорно продолжаю делать по две тренировки в день. В любых условиях.

Приучилась по утрам есть овсянку – заливаю хлопья кипятком, добавляю сушеной клюквы, миндальных хлопьев, орехов – и супер-каша готова!

На обед – растворимый суп с хлебцом. Вечером – гречневые хлопья или пюре со сладким перцем, помидорами и колбасой.

В камере есть свой заведённый порядок. Много мелких правил, которые облегчают насильно-совместную жизнь. Например тот, кто идёт в туалет, включает воду. И если не курит – жгёт фитилек. Каждый раз вытираем салфетками после себя унитаз, вытираем пол.

Если в камеру кто-то входит – все должны встать, и заложить руки за спину.

Продолжается кризис с письмами. Мы уже месяц не получали никаких вестей из дома.

Все на нервах. Пару раз принесли несколько открыток без обратных адресов от посторонних людей. (Апдейт – некоторые письма все же начали прорываться!).

Надо признать, что если есть ещё люди, которые получают информацию только из телека, то промывка мозгов отличная. Начинаю замечать, что поддаюсь даже я, очень хорошо знающая, что это параллельная реальность.

Про сокамерниц

У нас в камере сейчас 8 человек. 3 по наркотической статье, остальные – политические. Одна девочка уже получила 12 лет, сейчас идут апелляции. В тюрьму она попала в первый раз, дома её ждут двое маленьких детей. Кошмар!

Ещё больший кошмар, что все, включая политических, морально готовятся идти отсиживать сроки в Гомельскую колонию.

Расскажу про девочек в камере. Тоня. Была волонтёром «Страны для жизни». Муж сейчас в этой же тюрьме. За двумя маленькими детьми смотрят родители. Ей за 30. Очень спокойная, уверенная, грамотная.

Маша – активный участник студенческого движения. Училась в Академии искусств. Совсем юная, тоненькая. Идеалистка.

Саша – ей чуть за 20, она сирота. Похожа на маленького фламинго (в голове розовые пряди). Очень умненькая, хорошо рисует. Она волонтёрила, выбрасывала мешок с мусором, который собирала за протестующими. Ей вменяют строительство баррикад. Скоро суд.

Алина. Она укусила за ногу милиционера в РУВД, который заломал ей руки.

Адрес для писем и открыток нашим коллегам

СИЗО-1, улица Володарского, 2, Минск, 220030.

Первым классом или «заказным с уведомлением». Вкладывайте, пожалуйста, обратный конверт с маркой.

Кому:

  • Юлия Витальевна Слуцкая, 15.09.1964
  • Сергей Сергеевич Ольшевский, 15.05.1984
  • Алла Вячеславовна Шарко, 24.08.1977
  • Пётр Александрович Слуцкий, 10.11.1991

 

Письма можно отправить и через онлайн-сервисы: письмо.бел или vkletochku.org


Как проходит обычный день на «Володарке». Юлия Слуцкая написала дочери

Сергей Якупов: «Они размахивали пистолетом, поставили меня на колени, ударили два раза по голове»

«Обновляли новостные ленты, пока орудовали силовики». Истории четырёх редакций, которые пережили обыски

Партнёры прэс-клуба