Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Пять месяцев СИЗО. Как живёт семья Сергея и Юлии Ольшевских на расстоянии

Пять месяцев СИЗО. Как живёт семья Сергея и Юлии Ольшевских на расстоянии

«Расстояние у нас в голове, как и тюрьма», — жена политзаключённого Юлия Ольшевская рассказывает, как последние 5 месяцев строятся их отношения с мужем.

 

 

Источник – БАЖ 

Уже 5 месяцев финансовый директор Press Club Belarus Сергей Ольшевский находится в СИЗО-1 г. Минска. Сергея вместе с коллегами — Юлией Слуцкой, Аллой Шарко, Петром Слуцким, Сергеем Якуповым — задержали 22 декабря прошлого года. Их подозревают в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере.

Ещё в январе одиннадцать беларусских правозащитных организаций опубликовали совместное заявление о признании задержанных политическими заключёнными. 23 апреля срок меры пресечения заключения под стражей в очередной раз продлили на два месяца. На данный момент налоговая проверка пока не проводилась.

Всё это время Сергея Ольшевского дома ждёт жена Юля. Она убеждена в его невиновности: «Серёжу я знаю очень хорошо. Он честный и справедливый человек. Он соблюдает законы. Я точно знаю, что он не сделал ничего противозаконного. Я верю в его невиновность».

Сергей Ольшевский, рядом с которым легко дышать

— Как строятся ваши отношения на расстоянии? 

— Мне очень не хватает Сергея! Официально Сергей был задержан 23.12. Сегодня 23.05. Мы не виделись уже 5 месяцев.

У нас всегда были дружеские и доверительные отношения. До задержания мы много говорили друг с другом, рассказывали, что нас тревожит, делились чем-то очень дорогим и сокровенным. Сейчас тяжело понимать, что там с ним происходит, что с моим мужем, как он себя чувствует. В письмах нет возможности писать всё — письма читают цензоры, к тому же они приходят с задержкой в две-три недели. Поэтому я всегда прошу адвоката рассказать, как там Сергей.

Но, несмотря ни на что, мы стараемся не терять связь. Я пишу ему письма каждый день и знаю, что он делает то же самое. Мы не пишем ответ на письма, а просто рассказываем, как прошёл наш день.

Ещё до задержания мы с Серёжей читали разные книги: он читал одну, я — другую. А вечером садились и пересказывали друг другу содержание своих книг. Это очень удобно — не надо читать две книги, потому что вторую ты уже знаешь. И теперь в письмах он рассказывает о книгах, которые читает. Я пока ничего не читаю, поэтому, к сожалению, про книги сейчас рассказать не могу.

Есть ещё передачи. Продукты, которые я покупаю для Сергея, обязательно оставляю и себе, чтобы мы, как и раньше, ели одинаковую еду, кроме копчёной колбасы и сала, я их не ем.

Иногда я на интуитивном уровне чувствую, что именно нужно Сергею. Я передаю. А потом, приходит письмо за этот день, в котором Сергей просит положить то, что я уже передала. Что-то такое есть…

«Для нас больше нет чёрного и белого – только чёрное». Отец директора Пресс-клуба привозит ему передачи за 150 километров

Расстояние у нас в головах, как и тюрьма. Мы сами можем выставлять себе ограничения или, наоборот, убирать любые преграды. Да, есть ситуация. И да, с ней приходится жить это время.

— Есть ли у вас семейные традиции, которые вы поддерживайте и сейчас?

— У нас с Серёжей есть 10-е число — это для нас, как приятный бонус. Не каждый месяц, но мы стараемся в этот день чем-то друг друга радовать. Я обычно в письмах передаю привет или заношу передачу с небольшим сюрпризом, типа конфеты или пряники в форме сердца или открытку.

И вот, 10 мая я была дома, ко мне приехали родственники Сергея (его отец и брат с семьей). Мы занимались домашними делами. И вдруг рядом с калиткой останавливается машина podarok.by. Я забираю посылку, а там цветы.

Родственники сразу переглянулись: «От кого цветы?» Я говорю: «От вашего сына». «Как?» — для всех это был такой неожиданный момент.

Я, конечно, поблагодарила отца Сергея за то, каким они вырастили сына.

Но сюрпризы в этот день не закончились. Чуть позже приехала наша подруга. Когда я её увидела, то сразу подумала: «Боже! Мы же не договаривались. Почему она сегодня приехала? Что случилось?» Выбегаю, а она стоит довольная, счастливая и с цветами. И я уже поняла: от кого эти цветы.

Как оказалось, у Сергея и на вечер этого дня были планы. Мне доставили еще один третий букет. До сих пор не знаю, кто ему помог с их отправкой.

Это был настолько эмоциональный день. Я даже не могу передать, с какими именно эмоциями я его переживала. Но абсолютно точно, этот день помог мне собраться с силами и с мыслями. Ведь только сильный человек способен даже оттуда организовать такой прекрасный сюрприз! И это было, конечно, очень приятно!

А прошлой весной мы с Сергеем начали новую для нашей семьи традицию — огород. Для нас, городских жителей, это было неожиданным решением. Сергей очень хотел попробовать, а я, конечно, поддержала. Мы купили теплицу и в прошлом году уже собрали первый урожай.

В этом году я сначала не собиралась что-либо делать без Сергея, но всё-таки решила продолжить идею мужа. Совместно с родителями мы посадили помидоры, перцы, огурцы, зелень. Ещё в прошлом году Сергей посадил клубнику, и вот клубника зацвела. Очень надеюсь, что первые ягоды будут как раз к возвращению Сергея.

Сейчас я стараюсь следить за всем, поливаю, чтобы наши усилия были не напрасными.

— У Сергея 15 мая был День Рождения. Как Вы раньше отмечали этот день? 

У Сергея есть традиция, которую я поддерживаю. Он каждый свой день рождения бегает полумарафон. Я не знаю, как он провёл этот день в камере, потому что письмо я ещё не получала. Но могу поспорить, что он что-то такое себе устроил. Возможно, это был бег на месте, возможно, что-то другое. Я узнаю об этом через две-три недели, когда придёт письмо.

Конечно, в этот день мы приглашали наших друзей и родственников. Делали шашлыки. И обязательно была баня, Сергей очень любит баню.

— Как получилось поздравить Сергея в этом году?

—  Сергей давно хотел себе татуировку. Мы с ним говорили на эту тему, он может себе её сделать. Но я не могла представить его с татуировкой и каждый раз его отговаривала. И я знаю, что каждый свой день рождения Сергей ждал от меня то ли сертификата, то ли согласие на татуировку. И в этом году я сделала пост в Facebook, где я даю ему это согласие. Он хотел — пусть сделает. Главное, чтобы быстрее был дома!

А пока, в сам день рождения я передала Сергею открытку с тортиком. Его друзья передали ему небольшой подарок — это блокнот с фотографией нашего дома на обложке.

— Что сейчас для тебя самое сложное?

— Это время и праздники, которые мы пропускаем. На праздники всегда очень тяжело эмоционально, в плане того, что хотела бы быть рядом. И понимаю, что у нас эти радостные совместные моменты сейчас просто отняли.

Время как будто замерло. У меня нет целей на будущее, потому что я не знаю, что с нами будет дальше. Я живу: понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, воскресенье — помня только о том, что в какие дни нужно передать мужу. Нет такого понимания: какой сейчас месяц, какая сейчас дата? На работе я возвращаюсь в реальность, но всё равно сохраняется такое странное чувство, что живёшь от понедельника до понедельника.

«Мои чувства не изменились. Я как дорожила Сергеем, так и продолжаю им дорожить. Я очень горжусь своим мужем. И те теплые чувства, которые я к нему испытываю, продолжаются во мне…»

 

Источник – Елена Михневич для BAJ.BY 


Атака на TUT.BY. Видео брифинга команды портала

Катерина Борисевич вышла на свободу после полугода заключения

Слово. Сила. Юля. Документальный фильм о Юлии Слуцкой

Учит сокамерника английскому и ведёт дневник снов. Рассказываем о нашем операторе Петре Слуцком

 

 

Партнёры прэс-клуба