Мінск, вул. Веры Харужай 3, офіс 601
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Украинский путь к общественному вещанию

Украинский путь к общественному вещанию

alasania

Интервью с Зурабом Аласанией, генеральным директором Национальной телекомпании Украины.

 

В ноябре украинское правительство приняло закон об общественном вещании, который дает возможность создать независимое в полном значении этого слова СМИ. Расскажите историю принятия этого закона. С чего начинался путь Украины к общественному телевидению?

— Сразу отмечу, что Украина и Беларусь были последними странами в Восточной Европе, в которых не было общественного телевидения. Так что теперь после нас остались только вы. Идея появилась 15 лет назад, но никто ее до конца не довел. Нынешний закон стал результатом компромиссов между разными политическими силами. Это пока рамочный закон, который предусматривает необходимость создания такого телевидения, но в нем не прописаны механизмы. Вскоре должен быть назначен Наблюдательный совет, который будет состоять из членов общественных организаций.

После Украины осталась только Беларусь.

В законе говорится, что надо создать 3 радиоканала и 2-3 телеканала, причем только общий и культура, а про спорт, например, уже речи нет. В законе вообще не упомянуты новые сми, а это ведь основное, через 3-4 года функционирование без них немыслимо. Но закон приняли. Причем в условиях полного хаоса в стране.

Скажите, а чем общественное телевидение отличается от Hromadske.tv, которое начало работу накануне Майдана, и которое тоже означает общественное?

— В украинском языке есть разница. Громада имеет свои границы, т.е. граница района, улицы, города итд. Общественное телевидение (суспильно) означачает общество, т.е. это может быть вся страна. Разница небольшая, но нюансы есть. Hromadske.tv стало именно гражданским телевидением, гражданским порывом, его создавали активисты и патриоты в определенных условиях, поэтому сейчас оно не совсем активно развивается.

Я приведу пример. Можно сто раз говорить: «ватники», но от этого «ватники» не перестанут быть «ватниками». С ними необходимо вести диалог. Если ты журналист, то ты обязан с ними разговаривать и таким образом, чтобы ненависти не было. Журналисты Hromadske.tv очень хорошие, но им надо еще учиться профессионализму, широкому восприятию жизни, открытым взглядам.

До сих пор на Украине было два вида телевещания, коммерческое и государственное. В чем главное отличие общественного телевидения от этих двух форм? 

— Посмотрите на вещание за последние два месяца двух крупнейших коммерческих каналов, пренадлежащих олигархам. Это катастрофа, один дерется с другим, совершенно явно. Это заказ по велению хозяина. И так было всегда. СМИ в нашей стране никогда не были бизнесом в западном понимании. Это не вопрос денег, это вопрос влияния любого владельца, который создает медиаресурс.

Украинские СМИ никогда не были бизнесом в западном понимании.

Он либо им прикрывается от атаки, либо нападает при его помощи на конкурента, а каждые четыре года они объединяются и идут на выборы. Перейдем к государственным. Но я думаю, что белорусам не надо объяснять что это такое. Какова ни была бы власть, государственный канал за нее. Это может быть Махатма Ганди – они будут за него, это может быть Гитлер – они тоже будут за него. Эту систему и надо разрушить, в этом роль общественного телевидения.

Как вы собираетесь обеспечить независимость от власти?

— В новом законе об общественном телевидении говорится, что я обязан предоставить слово пяти людям в стране, среди них – президент, премьер-министр, глава Конституционного суда, глава Апелляционного суда. И к этому три минуты президенту страны для новогоднего поздравления. И всё.

А как обстоит ситуация с рекламой?

— Допустимые объемы в законе сильно обрезали — с 20% до 5%. Это очень мало, с этих средств сложно выжить. Мы намерены вернуть рекламу. Первые четыре года мы будем функционировать на бюджетные средства, даже сейчас мы как-то на них выживаем, хотя дают нам только третью часть от необходимого. Если продержимся, то через четыре года мы введем абонентскую плату.

Какой опыт в области СМИ могло бы перенять беларуское общество у Украины?

— Вы знаете, я думаю, что у нас есть возможность создания общего медийного пространства.

Есть условия для фунционирования общего медиапространтсва в нашем регионе.

Во-первых, нас объединяет схожеть языков. Оказывается, украинцы и беларусы прекрасно понимают друг друга без перевода. Песни «Ляписа Трубецкого» нам помогали, когда здесь был еще Янукович. К тому же, время от времени Лукашенко высказывает мысли, которые сильно радуют украинцев. В общем, общее медиа-пространство у нас есть. Я это знаю, чувствую и вижу. Насколько его больше нужно интегрировать – это уже от нас всех зависит.

Скажите, а как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в Беларуси? 

— Я слежу за тем, что происходит в Беларуси. Нам кажется, что там все намного жестче, а ребята все равно не боятся. Это совершенно удивительный для нас процесс. В этом контексте Украина была как-то посвободнее. Выйти на улицу и похлопать в ладоши, а потом за это попасть за решетку — здесь такого не было, даже при Януковиче. Но меня больше восхищало то, что люди знали, что их ждет, но все равно шли. Это невероятно, это гражданское мужество. Глобальные перемены без Беларуси невозможны. В случае нападения на Украину, Беларусь может стать плацдармом для этого.

Вы действительно думаете, что такое возможно?

— У Лукашенко нет вариантов. Президентом быть трудно, каким бы ни был батька, между Украиной и Беларусью он выберет Беларусь и будет прав. Путин, собственно, и ставит таким образом вопрос. Когда у Лукашеко получается, он отделывается, но он все прекрасно понимает.

Завершая нашу беседу, хочется узнать историю вашего назначения на пост генерального директора Национальной телекомпании Украины. Учитывая вашу репутацию как независимого человека, факт вызывает особый интерес…

— В обществе были большие потребности на людей не от системы. Они (т.е. власть) знают, что я человек не из системы. И все удивляются, как я там удерживаюсь. Ведь власть играет в свои привычные игры, назначает своих людей, реформы не проводятся, и сейчас я думаю, что все внимание будет обращено на общественное телевидение. Оно стало стратегическим для правительства.

Общественное вещание стало стратегическим для правительства.

Складывается впечатление, что у вас все получится…

— Не сомневаюсь, стране это нужно!

Партнёры прэс-клуба