Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Почему «красный человек» боится истории? Интеллектуальный онлайн-клуб Светланы Алексиевич

14 апреля состоялась первая онлайн-встреча Интеллектуального клуба «Светлана Алексиевич приглашает». Тема: почему «красный человек» боится истории?

Почему в ближайшее время не стоит ждать массовых акций в Беларуси? Какова цена «остановки времени» в Беларуси для страны и отдельного человека? Роль России как цивилизационного выбора для современного беларуса? Есть ли путь к примирению новой Беларуси со своей «красной» частью?

Эти и другие вопросы в прямом эфире обсудили беларусский политический обозреватель Артём Шрайбман и журналист Юрий Дракохруст. 

Открыла встречу лауреат Нобелевской премии по литературе писательница Светлана Алексиевич.

По техническим причинам трансляция дважды переключалась на английский язык. Мы добавили текстовую расшифровку потерянных фрагментов на русском языке: она приведена ниже. Приносим извинения за неудобства. Приятного просмотра!

11:49 Артём Шрайбман: Насилие прошлого года, а именно оно стало главным поводом протестов, беспрецедентных в истории, — это же не то, что власть хотела сделать. Если бы она хотела сделать это насилие в такой форме, она бы, наверное, не стала в первый же момент после того, как начались протесты женщин в белом, отпускать людей и сдавать назад. Учитывая сегодняшнее состояние беларусского общества, учитывая, что это почти пороховая бочка с точки зрения отношения к власти, искру туда можно закинуть.

Другое дело, что и в прошлом году никто не ждал огромных протестов, но огромные протесты случились всё-таки не из-за выборов в первую очередь. Они случились из-за насилия. И вот сейчас ответ на ваш вопрос лежит в ответе на вопрос: подкинет ли власть заново такой повод? Ожидать его, предсказывать практически невозможно. Но против того, чтобы прогнозировать протесты в ближайшие месяцы, несколько факторов работают. В первую очередь то, что в обществе выросла привычка к определенному уровню насилия. И поэтому мне даже страшно думать, что должно произойти, чтобы протест повторился в том же масштабе. С другой стороны, многие потенциально активные протестующие уехали из страны, посажены. Должно подрасти небитое поколение, чтобы войти со своими надеждами в политический процесс.

27:42 Артём Шрайбман: …Он смотрит на Польшу, Литву, не понимая, чем мы хуже, учитывая, что мы стартовали с похожих позиций, но теперь разница очевидна. И миграционных потоков из Польши в Беларусь нет. И насчёт прихода брата с Востока я не сказал бы, что таких людей нет. Некоторые люди внутри «бело-красно-белого лагеря» всё ещё считают, что угроза аннексии выше, чем проблема от Лукашенко. И я слышал такие мнения, которые критиковали протестующих за то, что они подставляют страну под агрессию со стороны России. Но эти люди в меньшинстве, очевидно.

Юрий Дракохруст: Артём, я знаю, что вы не любите споров о дефинициях, но в данном случае трудно их избежать. Потому что по поводу «красного человека» нам и вопросы прислали перед нашей встречей. Как раз коммунистическая система имела несколько базовых особенностей. Это была идеократия. Была жуткая, но великая идеология, которая вдохновляла людей: от диких племён до британских лордов. Ну а что в современной Беларуси? «Чарка, шкварка, клочок земли, не будем делать резких движений». Принцип коммунистической системы, скажем, экономической, был – госсобственность на средства производства. Сто процентов.

Теперь в Беларуси за пятнадцать лет доля частного сектора выросла с тридцати до пятидесяти процентов. Какая «краснота»? Стержнем советской системы был ум, честь и совесть нашей эпохи. Лукашенко отбрыкивается от превращения в партию даже «Белой Руси». Его система не партийная, она апартийная. И в этом смысле не получается ли так, что «красный человек» в современной Беларуси – это улыбка Чеширского кота. А кота, «красного кота», уже нет.

Артём Шрайбман: Тут зависит от того, как мы наполняем этот термин – «красный человек». Я думаю, его наполнение меняется. «Красный человек» сегодня может не знать, чего он хочет. Потому что даже Лукашенко много лет не может сформулировать позитивный образ развития страны. Когда его покойный Юрий Зиссер спросил: «Какой вы видите Беларусь в 2030 году» – Лукашенко единственное, что смог ему сказать, что независимой страной.

Но «краснота», идеология этих людей работает от противного. Они знают, чего они не хотят. У них есть конкретные фобии, которые важнее, чем цели. Это 90-е, Украина, развал государства мифический. Есть там и левые идеи – отказ от приватизации. Самое главное пугало для сторонников власти – они придут и развалят оставшиеся пятьдесят процентов нашей экономики. Да, они, может быть, неэффективные, но хотя бы дают нам работу. Что вы потом будете делать? Поедете в Польшу или Англию мыть унитазы? А так вы гордо работаете на предприятии, которое ничего не может продать, но хотя бы оно большое. Это тоже советские нарративы.

И в каком-то смысле то, что происходит в Беларуси, – это цепляние последнего постсоциалистического проекта за историю. У нас идёт такое переигрывание ГКЧП на отдельно взятой территории. Но разница в том, что ГКЧП во власти, а на стороне второй части общества не оказалось органов, сил, групп элит. Монолит властный потихоньку, конечно, крошится, и от него какие-то винтики отваливаются, но это ещё далеко не раскол. И опросы НИСЭПИ это показывали – вплоть до начала двухтысячных большинство беларусов ностальгировало по СССР. Где-то на рубеже веков случился перелом, когда сторонников независимости стало больше.

«Красный человек» остался, он теперь в меньшинстве, но у него те же установки. Появилась идеология от противного – чего мы не хотим допустить. Она очень конкретно видит своего врага – это либерализм, нечто западное, индивидуальные права человека. База этого мышления – коллективизм своеобразный, превалирование интересов государства над интересами человека.

Юрий Дракохруст: Речь идёт не о какой-то небольшой группе людей, а о достаточно большом массиве населения, причем они необязательно прямо участвуют в насилии. Но это люди, которые разделяют ценности, исповедуемые властью.

Иллюстрация на главной: Press Club Belarus


Другие видео по теме:

Гражданское общество Беларуси: взлёт или падение? Видео экспертно-аналитического клуба

Новая социология для новой Беларуси. Видео экспертно-аналитического клуба

Реформа сектора госпредприятий в Беларуси. Видео

Каментарыі

Партнёры прэс-клуба