Мінск, вул. Веры Харужай 3, офіс 601
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Вадим Макаренко: «Журналистика данных – это еще один из способов рассказать историю»

В современном мире журналисту все чаще приходится не только писать тексты, но еще и редактировать их, снабжать фото, видео и другими подходящими иллюстрациями. И если с поиском картинок на просторах Интернета многие уже научились справляться, то вот такое понятие как «визуализация данных» для белорусских медиапрофессионалов во многом в новинку. Пресс-клуб Беларусь решил восполнить эту лакуну и 30 января пригласил поговорить об основах инфографики Вадима Макаренко – беларуса, экономического журналиста Газеты Выборчей (Польша), создавшего первый в Польше ресурс, посвященный данным, — biqdata.pl.

Юлия Слуцкая, председатель Пресс-клуба Беларусь, открыла встречу:

– Мы все еще находимся в плену наших старых представлений о СМИ, мы воспитаны на печатных медиа… Да, мы продвинулись настолько, что уже принимаем инфографику как жанр, но относим ее, скорее, к методам иллюстрации. А журналистика данных – это совершенно другая вещь. Мы можем не писать 250 скучных заметок, основанных на статистических данных, а сделать яркие интересные вещи, понятные всем. Про это и будет рассказывать Вадим.

 

По доброй традиции стены, а заодно и техническую поддержку, предоставил TUT.by: где как не в редакции флагмана беларусской онлайн-журналистики проводить подобные мероприятия? К слову, именно этот ресурс планомерно приучает читателей к визуализированной информации, столь популярной нынче на всех интернет-площадках ведущих СМИ.

Так что же такое журналистика данных?

Вадим Макаренко:

– Когда я начинал работать над своим проектом в Газете Выборчей в апреле прошлого года и до 22 сентября, когда biqdata был запущен, я постоянно объяснял коллегам и начальству, что, хотя  журналистика данных, или data journalism, и считается относительно молодой областью, лишь недавно ставшей медиа мейнстримом, – это по сути та же самая работа, которую мы делаем уже много-много лет. В ней тот же корень. Это – повествование. Как журналисты мы всю жизнь рассказываем истории, и журналистика данных делает то же самое. Единственное отличие – мы хотим, чтобы данные сами говорили о своей истории.

 

– Лонгриды – репортажи, интервью, аналитические материалы – сегодня читают все реже и реже, ведь на них надо больше времени. Увы! Я говорю это не с радостью. Я сам писал длинные тексты и просто обожаю создавать репортажи, но сейчас читателям нужно предоставить еще какую-то альтернативу. В эру Интернета ангажировать читателя можно именно визуализацией – чтобы он, просканировав взглядом материал, мог легко понять, о чем тут написано.

Визуализация данных находится на стыке графического программирования, сухой статистики и безудержной изобретательности журналистов, фонтанирующих такими темами, которые простому обывателю сложно себе представить, но которые порой тонко и иронично показывают сегодняшнюю многогранную картину мира. «Все козы в Штатах» по следам онлайн-игры Goat Simulator, соотношение британцев, получивших престижное образование, и то, какие должности они занимают сегодня, и где в Америке жить тяжелее – лишь несколько примеров инфографики ведущих мировых изданий.

По словам Вадима Макаренко, «визуальная информация – это информация «липкая», то есть она хорошо работает в соцсетях. Если вы забросили туда хорошую графику, то увидите, как быстро она набирает огромное количество просмотров, лайков и перепостов, что также положительно сказывается и на посещаемости вашего ресурса».

Немного истории и примеров

– В газете Guardian уже давно существует Datablog – своеобразная точка отсчета для всей нашей отрасли. Это было первое место в сети, основанное крупной газетой, в котором материалы базировались на данных. Его создал в 2009 году Саймон Роджерс, занимавший до этого должность редактора данных, и долгое время он вел его сам.

Стоит упомянуть Five Thirty Eight Нейта Силвера – отдельный проект журналиста «New York Times», который предсказал победу Обамы на выборах. В своем издании он когда-то основал проект Upshot, где сегодня работает 40 человек- программисты, графики, аналитики, доктора статистики – такой штат сотрудников даже представить себе трудно, работая в традиционном новостном ресурсе. The Numbers газеты Wall Street Journal, Wonkblog от Washington Post, Huff Post Data от Huffington Post – все это примеры ресурсов, основанных исключительно на журналистике данных.

Нужно понимать, что data journalism редко бывает оперативным – это чаще аналитические материалы, показывающие общие тренды.

Например, Texty.org.uaзанимаются так называемой медленной журналистикой, аналитикой. Здесь вы видите интерактивную карту войны в Донбассе, где показаны места боевых действий и их интенсивность. Информацию о локациях журналисты берут из штаба АТО и проверяют у читателей, которые присылают информацию о том, где и что происходит. Кроме того, они публикуют и список инструментов, которыми пользовались для создания той или иной инфографики.

Еще один очаровательный проект, запущенный всего пару недель назад, — М29 от местной газеты Berliner Morgenpost. За основу взята автобусный маршрут М29, который проходит через весь Берлин. То, как выглядят остановки, можно увидеть, посмотрев видео Go Pro из кабины водителя, а кликнув по каждой остановке, можно узнать, например, за кого голосуют жители в радиусе 500 метров, как много здесь живет иммигрантов живет, сколько безработных и кто зарабатывает, сдавая свои квартиры. Это очень сложный технически и с точки зрения статистики проект. Во многих странах локальная статистика если и собирается, то далеко не так кропотливо, как в Германии. И то, что можно подсчитать, например, количество иммигрантов – это феноменально».

Но дело не только в скупой (на самом деле нет) статистике Белстата. Сколько бывших и будущих выпускников журфака считают, что они созданы для Высшей Лиги – BBC, The New York Times, Lenta.ru (созданы ли вы для последней, недавно можно было проверить) – но как показал мастер-класс Вадима Макаренко, прошедший на следующий день после общей встречи, беларусские журналисты зачастую с трудом представляют, даже как работать в Excel – основе основ любой будущей инфографики!

И это еще не все. Данные – это просто цифры, которые важно не только найти, но и знать, как их интерпретировать. И донести до читателей самым понятным и интереснейшим образом.

– Когда мой картограф делает карту Польши и показывает, где у нас живут свиньи, овцы, козы, кони – это здорово, что у меня такая карта есть, – продолжает Вадим Макаренко, – мы ее кодируем и наносим тэги, но после этого я иду к журналистке, которая у нас 20 лет занимается сельским хозяйством и говорю: «Кристина, пожалуйста, объясни, почему кони у нас живут по всей стране, а у свиноводства есть четко выраженные точки концентрации». Она знает, что стоит за этими цифрами. Знает, что на карте отнюдь не конезаводы, а обычные места для верховой езды, и вокруг крупных городов таких точек больше, потому что там живут те, кто может себе позволить каждые выходные кататься верхом. И сразу у этой карты появляется история… Журналистика данных ничего не замещает – это просто еще один из способов рассказывания историй.

BiQdata: швейцарский франк и кого еще любят поляки

BiQdata – это совершенно отдельный проект, который по инициативе Вадима Макаренко был создан при Газете Выборчей.

– Во-первых, мы решили использовать в названии Q, а не через G, потому что мы делаем не так много проектов, которые опираются на большие данные. Для меня границы больших данных это 99 999 строк, которые способен вместить Excel. Это очень относительное понятие.

 

Я выбрал несколько примеров из того, что мы делаем, и это не всегда успешные проекты. Надо помнить, что у каждого на один успешный проект всегда приходится по 10 провалов. Я же хотел выбрать то, чем горжусь, хотя эти проекты не всегда привлекают самый большой траффик.

Кейс 1: как поляки относятся к другим народам.

Иногда даже самые занудные данные можно интересно представить. Вот карта, которая показывает, насколько тепло или холодно относились поляки к другим народам на протяжении последних 20 лет.

 

 

 

Интересно, что вы сразу видите, что к чему: холодно – синим, тепло – красным, серые столбцы – в те годы, когда статистика не велась. Например, к румынам и цыганам, которых многие поляки не различают (на польском они действительно похожи – rumuni и romowie – прим. журн.), они относятся холодно. А вот самая любимая национальность у поляков в прошлом году – чехи. Видно, как американцы теряли симпатии в течение последних 20 лет, как потеплели поляки к украинцам за последнее время. Видно, что поляки вообще любили всех больше в 2012 году –  в год Чемпионата Европы по футболу. Этот материал был очень хорошо воспринят, живо комментировался и привлек нам огромный траффик.

Кейс 2: ипотечные кредиты и рост курса швейцарского франка

А вот и пример, когда визуализация данных – уже не только журналистский материал, но еще и рабочий инструмент экономистов и политологов в масштабе всей страны.

– 15 января 2015 года швейцарский франк сильно стрельнул вверх. В Польше одно время были очень популярны ипотечные кредитыв валюте, причем самой популярной валютой был как раз швейцарский франк из-за его стабильного курса. Был. Пока Швейцарский Нацбанк держал его в нужном коридоре в соотношении к евро. Но 15 января этот коридор исчез, франк отправили в свободное плавание, и он полез вверх так, что всех затошнило. Если у людей был небольшой ипотечный взнос — он стал большим, а большой – стал непомерно большим, вплоть до банкротства. Франк взорвался в 12:15 – 12:30, и я провел весь день, собирая данные, которые опубликовал в 17:00. оказалось, это очень интересная проблема для Польши.

На данный момент у нас есть 982 510 человек, которые выплачивают кредиты в швейцарских франках. Поскольку иногда их берут совместно, например, члены одной семьи, то всего кредитов – 566 000. 233 394 злотых (63 190 долларов — прим. Пресс-клуба) – средняя сумма ипотечного кредита, средний месячный взнос – 2 000 злотых (541 доллар — прим. Пресс-клуба) . Первый вопрос: что это все за люди? Политический вопрос: чей это электорат? (В 2015 году в Польше пройдут президентские и парламентские выборы – прим. журн.). Экономический вопрос: какой у них доход? Ведь если финансово парализованными окажутся самые активные члены потребительского общества – перестанут покупать, будут копить или обанкротятся, то у нас большая проблема.

И все же, что это были за люди? Оказалось, что это люди в возрасте 25-44 лет, зарабатывают гораздо выше среднего, живут в больших городах, имеют как минимум среднее образование и голосовали за правящую партию. Стало понятно, кто должен о них позаботиться.

В свете этих данных, нам стало интересно, сколько же польских депутатов расплачиваются по кредитам в швейцарских франках. Каждый из них ведь тоже заполняет декларацию о доходах, которую можно найти в открытом доступе. Прямо сейчас эти декларации читают наши стажеры. И вот на следующей неделе мы будем публиковать очередной убойный материал: есть ли у наших парламентариев швейцарские франки. Я глубоко убежден, что ничего так хорошо не действует, как личная заинтересованность, и если для парламента это окажется большой проблемой, то курс просто заморозят.

Кейс 3: I Go to Work

Замечательная песня группы US3 “I Go to Work” вдохновила нас на создание похожей на галактическую карты перемещений поляков с привязкой к месту прописки (слева) – что далеко не всегда отражает реальное место жительства, — и с привязкой к мобильному оператору. Например, очень многие едут на работу в Варшаву из Лодзи, которая находится всего в 130 километрах. В условиях польской инфраструктуры – это не такое большое расстояние.

Кейс 4: как голосуют депутаты, когда они в командировках

После одного крупного политического скандала, когда два депутата голосовали фактически в то время, когда находились в командировках, редакция Газеты Выборчей решила проверить остальных. После кропотливой работы мы нашли 62 таких случая! Мы уже настроились на большую сенсацию, но оказалось, что парламентская канцелярия заносит в список командировки, но не заносит данные, состоялись они на самом деле или были отменены. Здесь в дело пошла уже традиционная журналистика: корреспонденты парламентского пула, хорошо знакомые с самими депутатами, стали звонить им и спрашивать напрямую. Выяснилось, что в большинстве случаев эти командировки не состоялись. Материал не получился. Зато теперь в парламенте сидит аудитор и проверяет все данные по командировкам.

Кейс 5: сколько яблок надо съесть назло Путину

– Политическая визуализация на злобу дня: 1 августа Путин ввел эмбарго на польские фрукты, поляки возмутились, позвонили нам в редакцию и спросили: сколько же фруктов надо сожрать ему назло, чтобы мы не почувствовали это эмбарго? Скажите, сколько – и будем есть. Я подумал: это действительно глубокий вопрос.

Оказалось, что узнать, сколько мы яблок поставляем в Россию, проще простого: с помощью министерства статистики, а вот сколько мы их потребляем внутри страны – вопрос достаточно сложный, и подсчитывает это один совершено никому неизвестный институт садоводства и питания с непроизносимым названием. Они очень охотно согласились поделиться с нами этими данными, потому что буквально за полчаса до нас им звонил министр сельского хозяйства и просил аналогичный отчет как можно скорее.

Мы решили сделать максимально простые диаграммы и наложить два множества цифр друг на друга.

Белым обозначено то, что мы съедаем сами, красным – то, что поставляем в Россию. Если белый цвет перекрывает красный – значит, мы съедаем больше, и так далее. Но для того, чтобы польские фермеры не почувствовали эффектов путинского эмбарго, надо съесть очень много – например, мы поставляем 677 000 тонн яблок, а сами съедаем всего 600 000 – то есть нам надо съесть их в два с лишним раза больше!

Когда я опубликовал этот материал, мне позвонил один из читателей и говорит: «Как же так? Почему вы так не верите в свой народ? Раз надо — будем жрать!». Один мой коллега даже придумал хэштег #JedzJabłkanazłośćPutinowi (ешь яблоки на зло Путину). Вот вам пример новостного материала, который можно сделать быстро, всего лишь имея доступ к данным.

Где искать данные

Где их искать? У вас на сайте Белстата есть такие данные, о которых в Польше можно только мечтать! например, задолженности по зарплатам у госпредприятий. Какие-то данные можно брать из МВД (например, какие автомобили чаще крадут), пограничных служб (например – о контрабанде), беларусских НГО (в частности, — opendata.by, koshturada.by), которые сегодня везде работают с ними лучше новостных редакций. Можно брать информацию у международных компаний и исследовательских институтов, в API соцсетей и поисковиков, да и просто у людей – ведь если человек проработал в области экономики или сельского хозяйства 20 лет, у него в столе будет столько всего интересного!

 

 

Конечно, визуализация данных – это трудоемкое занятие, но в то же время это – уникальный ресурс для редакции, практически неизведанная земля, которая помогает привлекать внимание к вашему изданию целиком.

Здесь я также собрал список инструментов, которыми мы пользуемся – это не полный список, но тем не менее.

СПИСОК ИНСТРУМЕНТОВ:

Платные инструменты помечены знаком ℗
Визуализация
1. Plotly http://plot.ly/
2. ThingLink http://www.thinglink.com/
3. Timeline JS http://timeline.knightlab.com
4. StoryMap storymap.knightlab.com
5. Tableau http://www.tableausoftware.com/public/
6. Coggle http://www.coggle.it
7. Infogr.am http://infogr.am/
8. DensityDesign http://raw.densitydesign.org
9. Piktochart http://piktochart.com
10. Venngage http://venngage.com
11. Sprites https://spritesapp.com
12. Datawrapper http://datawrapper.de
Карты
13. CartoDB http://cartodb.com
14. Google Map Engine Pro (Google Media Tools)
15. Chartsbin http://chartsbin.com
16. Leafjets http://leafletjs.com
Поиск
17. Google Media Tools http://www.google.com/intl/pl/get/mediatools/
18. FollowerWonk http://followerwonk.com/bio
19. Topsy http://topsy.com/
20. TinEye http://www.tineye.com/
21. Wolfram Aplha http://www.wolframalpha.com
Облака слов
22. Tagxedo http://www.tagxedo.com
23. Wordle http://www.wordle.net
24. TextSTAT http://neon.niederlandistik.fu-berlin.de/en/textstat/
Long-form
25. Aesop Story Engine http://aesopstoryengine.com
26. Creatavist https://www.creatavist.com
27. PhotoSynth https://photosynth.net 

Аляксей Лапiцкi, журналiст, рэдактар, фотакарэспандэнт licviny.info:

Cам фармат арганiзацыi такiх сустрэч карысны як для журналистаў з досведам, так i для журналістаў-пачаткоўцаў i рэдактараў. Зараз ёсць праблема вялікай плыні iнфармацыi i аптымiзацыi сваiх iнфармацыйных рэсурсаў, i трэба працаваць з iнфармацыяй у iнтэрнэце, рабiць нейкую новую прадукцыю – i рабiць яе якасна. Вось гэта прымушае прысутнiчаць на такіх сустрэчах i вельмi ўважлiва сачыць за досьведам прафесіяналаў.

 

 

Текст: Ольга Цветкова

Фото: Николай Жуков (NIO), Ольга Цветкова

Пошаговые инструкции дя работы с Infogr.am, Thinglink, Google forms и TimelineJS

Справка «Пресс-клуба»:
Вадим Макаренко родился в Бресте, закончил Варшавский университет, 16 лет работает в одном из важнейших польских изданий «Газета Выборча». Его статьи посвящены сми, новых технологиям, рекламе и управлению. Автор многочисленных интервью с практиками и теоретиками бизнеса. Автор нескольких книг «Тайные службы капитализма» (о том, как фирмы собирают информацию о потребителях), а также «Профессия: победитель» (о лидерах, которые заражают своими идеями сотрудников и мир). Среди героев последней книги глава «Yahoo!» Марисса Мэйер, председатель правления HBO Ричард Плеплер, основатель «Яндекса» Аркадий Волож, а также Терри Лихи, который превратил локальную сеть магазинов «Теscо» в глобальную корпорацию.

 

Партнёры прэс-клуба