Мінск, вул. Веры Харужай 3, офіс 601
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Kак отделить зерна от плевел в огромном поле информационного шума?

Как начать все сначала в неспокойном море русскоязычной журналистики? Действует ли кодекс чести журналиста до сих пор? Как вернуть внимание читателя, навязывая ему свои правила игры?

6 декабря в рамках белорусского пресс-клуба в минском офисе TUT.BY прошел мастер-класс бывшего главного редактора Lenta.ru Галины Тимченко, которая не только ответила на эти и многие другие вопросы, но и рассказала про свой новый медиапроект Meduza.io.

Регистрация на вторую по счету встречу от белорусского пресс-клуба закончилась всего через пару часов после ее объявления в социальных сетях. Сразу потянулись вопросы: «А трансляция будет? А как еще зарегистрироваться?». На встречу многие сегодняшние и вчерашние выпускники журфака и представители медиамира Беларуси несли «Дорогую редакцию» — книгу об истории самого читаемого новостного портала России, которая оставила далеко позади большинство учебников по журналистскому мастерству. Само выступление Галины Тимченко молниеносно и жадно разбирали на цитаты, вот лишь некоторые из них.

Почему «Медуза»?

«Как только мы объявили, что будем делать свое медиа, и кое-кто слил его название, тут же появились комментарии: как неудачно оно звучит, какие плохие коннотации несет за собой, и какой странный домен. Кто-то решил, что портал назван так из желания отомстить тем, кто нас уволил, и представляет собой аллегорию на Медузу-горгону, при виде которой все каменеют. Кто-то решил, что это будет жалящая медуза, которая не даст спокойно плавать в этом океане и сыграет роль Овода, но в морской среде. На самом деле, один из моих любимых бывших подчиненных пришел на организационное собрание совсем никакой после ночи, проведенной за компьютерной игрой, и когда мы стали обсуждать систему безопасности и «зеркал», которые поднимаются в случае блокирования сайта, он вдруг сказал: «Гидра». Я решила, что «гидра» — это совсем плохо, на что он ответил: «Тогда – «Медуза». Я искренне считаю, что не нужно нагружать название проекта дополнительными смыслами. Мы уже вошли в ту эпоху, когда брендом может быть слово, которое просто красиво ложится на ухо».

 

Независимость = технология

«10 лет назад основные игроки на рынке печатных СМИ объявили политику digital first и сделали ставку на интернет-рекламу, которая на тот момент приносила меньше доходов, чем реклама в печатных медиа. Но прошло 10 лет, и они оказались в выигрыше. В «Медузе» мы решили сделать ставку на mobile first. В конце 2012 года количество мобильных посещений «Ленты» составляло 8%, на конец 2013 – 29%. Каждый третий человек заходил на Lenta.ru с мобильного устройства. Поэтому мы сделали сперва мобильные приложения, потом – сайт для первичного привлечения аудитории, а потом уже собираемся вещать из каждого утюга. Независимость – это и есть технология. Можно закрыть сайт. Можно блокировать доступ на сайт, как это сделал Казахстан на второй день нашей работы. Но через полгода, пожалуй, остановить наше вещание будет очень сложно".

Над схваткой

«Мы придерживаемся позиции – мы никому не друзья. Мы – журналисты. Мы ни с кем не будем пить виски, кофе, другие напитки и обещать вечную дружбу. Мы никого не любим. Но в то же время мы не собираемся вставать в строгую оппозицию действующей власти или — напротив — поддерживать власть. Мы фиксируем действительность. Самая выгодная позиция – над схваткой».

Агрегатор новостей? Не только.

«Почему мы — агрегатор? Теперь это — уже сознательная идеология. После того, как сначала ликвидировали РИА Новости, а потом закрыли Lenta.ru, количество информационного шума увеличилось на порядок. Производится очень много новостей, а смысла – мало.
Если ты умеешь сформировать картину дня, осмыслить и подать большой объем информации грамотно, не боишься писать бэкграунды и контекст, тогда читателю больше никуда не нужно идти – он у тебя все посмотрел. Мы умеем перерабатывать огромное количество словесной руды для того, чтобы собрать картинку дня из кусочков, поэтому мы и называемся агрегатором.
Почему мы не только агрегатор? К сожалению, вместе с информационным шумом в Россию пришла цензура, а до этого в течение 10 лет вползала самоцензура. Сегодня есть огромное количество запретных тем, на которые ничего нельзя найти, если ты не поедешь сам. Поэтому мы решили, что новостную картину дня мы будем собирать из разных источников, а то, что никто больше не сможет сделать, будет нашим голубым океаном, в котором у нас практически нет конкуренции. И это – расследовательская журналистика.
В «Ленте» был один из лучших в стране отделов специальных корреспондентов, который ушел практически сразу. Два спецкора нашли новую работу, а люди сложносочиненные – Илья Азар, Даниил Туровский, Андрей Козенко — стали нашими козырями в «Медузе». Это — наше лицо. А если у тебя есть свое лицо, появятся и свои читатели».

Маленький, злой и безбашенный

«Побеждает не большой и рогами украшенный, а маленький, злой и безбашенный. Мы стараемся быть именно такими. У нас вообще не стоит задача вроде «мы придем и все разрушим», есть задача сделать сайт, который было бы интересно читать, и который бы постоянно удивлял.
Сегодня мы переживаем кризис доверия к медиа и во многом мы, журналисты, сами в этом виноваты. Кроме того, из-за огромного — особенно в последние полгода — количества пропаганды, у нас появился еще и кризис внимания: люди уже воспринимают новости как белый шум. Мы находимся в обстановке информационного террора: нам бесконечно что-то очень назойливо вещают в уши. Единственный способ с этим справиться – удивлять. Мы должны сначала вернуть внимание, чтобы когда люди вчитались, то поняли, что это – интересно, и что на самом деле они без этого жить не могут!»
Нужно изобретать новые синтетические жанры. Например, у нас вышел материал «На самом деле нет», где мы вместе с экспертами объясняли, почему некоторые утверждения российских политиков неверны. В редакции это зовется грубым словом «разъяснялово», однако когда читатель привыкает, что вы ему объясняете, что и как, у него возникает доверие к вашим новостям.

Про правду

«Мы никогда не знаем правды, мы можем лишь сказать: «Это информация с высокой степенью достоверности».
Пропаганда пропагандой, но даже внутри нее скрыты факты – просто они обернуты большим количеством шуршащей бумажки – и нам надо от нее избавиться, чтобы найти под ней, например, числа, даты, время, название населенного пункта и так далее.
Обидно, что российские СМИ очень боятся показывать свою изнанку, а backstage – это всегда самое интересное. Никто не мешает сказать в тексте, что на момент написания заметки подтверждение пришло только из этого источника».
Как всегда, вопросы из зала (и, тем более, – ответы на них) оказались чуть ли не интереснее самой презентации, что впоследствии признала и сама Галина. Как и подобает экс-главреду самого цитируемого ресурса в Рунете, она никого не оставила равнодушным – зал возмущался, смеялся, аплодировал и нервно стучал по клавиатуре ноутбуков – и едва ли вопросы перевелись бы до полуночи, если бы Юлия Слуцкая, председатель «Пресс-клуба Беларусь» и один из организаторов встречи, в предельно корректной форме не ограничила время. Ниже – самое интересное из этой дискуссии.

 

Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY: «Как вы выбираете терминологию? Каким украинским и российским СМИ в большей степени доверяете?»

Галина Тимченко: «Словарь – дело важное. Этот вопрос возник в первый же день, мы собрались после работы, поспорили и выбрали, как нам кажется, оптимальный словарь, который нейтрально описывает происходящее. Мы не пишем «сепаратисты», «боевики», «каратели» или еще что-то в этом духе, мы пишем – «участники вооруженных формирований», например. Мы никогда не даем оценочных слов.
Что касается второго вопроса: верить нельзя никому. Можно верить только своим собственным специальным корреспондентам, если это проверенные люди. Все остальное нужно перепроверять».

Артем Шрайбман: «Я переформулирую вопрос: какие СМИ — и российские и украинские — освещая конфликт в Украине, по вашему опыту, меньше врут?»

Галина Тимченко: «Нельзя быть немножко беременной. Или ты врешь или ты не врешь. Я всю жизнь безуспешно воюю за то, чтобы ставили гиперссылки на источники, чтобы читатель мог сам пойти и проверить. Но после того, как Роскомнадзор вынес мне предупреждение за гиперссылку, неужели я буду теперь агитировать кого-то из вас ставить гиперссылки?» (Смеется)

Марина Золотова, главный редактор TUT.BY: «Любопытно Ваше мнение насчет кодекса поведения журналиста в соцсетях».

Галина Тимченко: «Как сказал один из британских редакторов своим журналистам — «Глупостей просто не пишите». Я не могу удержаться в рамках приличия, когда говорят про правила поведения в соцсетях. С каких пор у нас секретарши определяют, как будут вести себя журналисты и главный редактор? На каком основании? Например, нельзя шутить о смерти человека. Хорошо, а если человек за эту смерть получил Премию Дарвина? Ну, натурально, подпилил сук, на котором сидит!? Тоже шутить нельзя? Или нельзя шутить только про администрацию президента? А про администрацию не-президента шутить можно? Жизнь шире всяких запретов.
Или запрет фоловвить. Ерунда. Из своей ленты твиттера или фейсбука ты можешь вытащить самые крутые новости. «Медуза», проработавшая меньше месяца, первой дала новость о смерти Кахи Бендукидзе (предприниматель и грузинский политик, основатель Фонда Знаний – прим. Пресс-клуб Беларусь), потому что в моей есть ленте человек, который написал, что столкнулся с помощницей Бендукидзе: у него сердечный приступ, он умер. Через минуту это было уже на ленте. Во времена соцсетей информация бывает эксклюзивной от 1 до 5 секунд (Юрий Зиссер смеется), дальше на твой эксклюзив всем наплевать, потому что об этом уже знают все».

Сергей Сенкевич, портал 21.by: «Вы наверняка рисовали портрет Вашего пользователя…»

Галина Тимченко: «Мне кажется, что такие портреты – это ложный подход. Rambler пытался его сделать – я у него мужчина 26 лет, потому что я все время смотрю про машины и про Обаму, читаю на английском, а про платья и отношения мужчин и женщин мне неинтересно. Компьютеру мои предпочтения ничего обо мне не скажут».

Андрей, фотограф-фрилансер: «Скажите, а почему на своём сайте вы пишете ‘Белоруссия’?»

Галина Тимченко: «Ооой, я так и знала… (Аплодисменты в зале).

 

Один из участников: «У нас в конституции написано по-русски «Бе-ла-русь». И все!»

Галина Тимченко: «Во-первых, я подчиняюсь конституции Российской Федерации. У меня есть один царь и бог, которому я служу – это русский язык. В словаре русского языка есть два написания: «Республика Беларусь», и только с «Республикой», и/или «Белоруссия». В русском языке нет соединительной гласной «а», если соединять корни «бел» и «рус», единственно правильным для русского языка будет соединительная «о». Это принцип русского языка. Не примешивайте политику. Не нагружайте смыслами то, что в дополнительных смыслах не нуждается. Россия по-латышски – «Кривия», а в английском Россия – Russia, через «u», но я же не иду в их диппредставительства с просьбой заменить название!».

Галина Тимченко: «Не знаешь, как поступить – поступай по закону. Законы русского языка давным-давно определяются академическими словарями.
Кроме вызвавшего ажиотаж вопроса о написании официального названия Синеокой, были еще не менее бурные обсуждения продвижения портала в соцсетях, его качественного наполнения и — бонусом! – рассказ, как издатель Илья Красильщик вез мебель для «Медузы» из польской Ikea. Эти истории и советы, высказанные с изрядной долей юмора, подтверждают – «дорогая редакция» по-прежнему с нами. Можно было бы на этом закончить, но вот еще просто несколько просто красивых цитат от госпожи Тимченко:
«Новости – это первичная потребность. Вы видите маму, папу, любимого человека, и спрашиваете: «Ну, что нового?». С этого начинается любое общение.
«Мы – такой маленький пиратский корабль».
«Спортивный сайт не может существовать без футбола. Футбол – это его «паровоз». Найдите свой «футбол» и стройте работу вокруг него».

Вместо послесловия:

«Журналистика – это ресторан домашней кухни. То есть, согласно старому советскому анекдоту, жри, что дают. Грубо, но в каком-то смысле верно. Мы берем на себя смелость, наглость и ответственность из сотен тысяч происходящих в мире событий отобрать то, что нам кажется важным, а потом – сделать из этого интересную историю и расположить по степени важности. Читатель либо принимает мою картину мира, либо я теряю читателя. Вариант «давайте угодим читателю, ему так будет приятнее» – это не про журналистику, это – про сервис. Но мы – четвертая власть, и пока я – главный редактор, я диктую повестку дня, а читатель соглашается или не соглашается со мной».

Мнения участников мастер-класса:

Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY:
«TUT.BY, как и «Лента» в свое время, – это мультипрофильный сайт, который работает на очень широкую аудиторию, поэтому каждой из наших служб было полезно что-то свое. Мне, как человеку, работающему с политической тематикой, были особенно интересны подходы «Ленты» к объективному освещению новостей и к тому, как они пытаются отстраниться от своих политических симпатий и пристрастий. Ведь популярность, которая была у «Ленты» и остается у нее на старых дрожжах, стала результатом именно этой непредвзятости и объективной подачи информации.
При той тенденции, которую мы сегодня наблюдаем в России, пространство для свободной журналистики там будет сужаться, и хорошие ресурсы будут делаться из-за рубежа и постепенно будут становиться лучше, чем ресурсы внутри страны. «Медуза», как первооткрыватель на этом пути, может стать самым первым из них».

Екатерина Пантелеева, репортер газеты «Республика»:
«У нас репортерский отдел, так что я сюда пришла как человек сторонний. Для меня такие мастер-классы – это то, что стимулирует тебя что-то делать. Сейчас мне хочется перевернуть мир и поехать домой скорее написать репортажи, которые залежались. Для меня это, скорее, нечто внутреннее».

Ульяна Бобоед, заместитель редактора, «Комсомольская правда в Белоруссии»:
«Всегда полезно послушать такого авторитетного человека — вспоминаешь то, что вроде как знаешь, но подзабыл, например, как нужно ориентироваться на читателя, подбирать новости или подробно объяснять, что стоит за каждой цитатой».

Валентин Михальцов, фрилансер:
«Наверное, один из самых полезных мастер-классов, которые были за последние годы моей профессиональной жизни. Опыт Галины очень применим и к белорусским реалиям. Ее подходы и ее умение их четко и ясно сформулировать дают хороший заряд позитива и желание работать. Еще она – классный оратор, и как минимум этому у нее стоит поучиться».

Текст: Ольга Цветкова 

Фото: Николай (НИО) Жуков

Запись встречи вы можете посмотреть здесь:

 

 

 

 

 

 

 

Партнёры прэс-клуба