Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Новости на грани нервного срыва. Конспект медиатока

Видео дискусии смотрите здесь

Вау-заголовки и оценки журналиста – теперь так можно? Как трансформировалась новость в последнее время? И как зацепить читателя в соцсетях, не свалившись в полный трэш?

Эмоции в новостях обсудили главред CityDog.by Сергей Сахаров, редактор Onliner.by Александр Владыко, главный редактор «Комсомольской правды в Беларуси» Андрей Левковский и главред TUT.BY Марина Золотова.

Встречу модерировали Алла Шарко («Пресс-клуб») и корреспондент «Настоящего времени» Серж Харитонов.

Что такое новость?

Все участники дискуссии согласились, что понятие новости сильно трансформировалось.

Марина Золотова: Традиционно новость – это короткое информационное сообщение о каком-то событии. Но возьмём тот же коронавирус в Китае. Столько публикаций выходит. Где там новость, где расширенная заметка, где интервью…

По словам Золотовой, у журналиста нет времени делить тексты на жанры. Важно быстро и максимально полно донести до читателя важную информацию.

Александр Владыко: Пылью и пеплом покрылись учебники журфака. Будем считать, что новость – это событие. Всё. А дальше сообщение или требует доработки, или не требует.  

Новость как новость живёт 10-20 минут, а потом появляются дополнения, комментарии, и она перерастает во что-то другое.

Андрей Левковский: Увы, за счёт эмоций журналисты часто вытягивают события, не стоящие внимания. Это просто инфошум, который засоряет сознание.


Андрей Левковский

«Сейчас время такое»

Пример реального беларусского заголовка «Жесть. В Куропатах сносят кресты». Читателю подсказывают, как отнестись к событию и что почувствовать.

Это допустимо?

По словам Марины Золотовой, важно понять, от кого исходит эмоция. Если от ньюсмейкера, то проблемы нет. TUT.BY часто выносит в заголовок яркие цитаты героев. Раньше такое было только в лонгридах, а теперь сплошь и рядом в новостях.

Марина Золотова: Но совсем другое дело – оценки самого журналиста. Даже в мотивирующих или просто жизненных историях, где в центре внимания не событие, а человек, заголовком станет цитата героя, деталь, но не мнение автора.  


Марина Золотова


Сергей Сахаров, Алла Шарко

С ней не согласился Сергей Сахаров. По его словам, свою позицию может выразить и журналист. Главное, чтобы эмоция не искажала суть произошедшего.   

Сергей Сахаров: Мы можем написать: «Вау, какая вышла книга!». Это эмоция? Очевидно. Она искажает смысл? Нет. Если мы так сказали, значит, книга крутая, г**на предлагать не будем.

А вот заголовок «Книга, которую вы обязательно купите», по мнению Сахарова, неуместный. Не факт ведь, что купят.

По словам Андрея Левковского, во-первых, важно понять, насколько твоя эмоция соответствует общему ощущению. Допустим, для редакции книга «вау». А для читателей?

Главный редактор сайта mediaiq.by Алексей Шунтов задал вопрос из зала. Не считают ли эксперты, что транслировать собственные чувства – слишком простой путь? Гораздо сложнее зацепить читателя самими фактами. Он привёл в пример золотые времена “Коммерсанта”, где заметки были без оценок.


Алексей Шунтов

Андрей Левковский: Классно было, когда человек приходил на работу, садился за большой стол, открывал газету формата А2 и, попивая чаёк, разгонял в себе эмоции. Сейчас время другое. Читателю дали новость, он схватил и побежал дальше.

Второй момент – особенности нашего рынка. По словам Левковского, в Беларуси нет ни настоящей жёлтой прессы, ни серьёзных изданий, и все мы топчемся на одном очень узком поле. Отсюда одинаковый подход к тем же эмоциям – все побежали, и мы побежали.

Сергей Сахаров: Когда CityDog выходил на рынок в 2012 году, мы танцевали именно вокруг эмоций. Это было нашей фичей. Но теперь повестка стала меняться. Ту мач всего этого на рынке.

По его словам, мы живём в эпоху информационной тревожности. Люди бесконечно скроллят: что произошло, кто у кого родился. Они и в соцсетях торчат из-за страха пропустить что-то важное. В такой ситуации чрезмерная эмоциональность может быть губительной.


Серж Харитонов, Александр Владыко

Текст vs фотка еды

Соцсети убивают медиа. Вы можете готовить материал месяц, а потом он окажется в одной ленте со всякой ерундой. И проиграет.

Может ли медиа выжить в соцсетях? Тем более без эмоций?

Марина Золотова: Похулиганить можно. Но надо сдерживать себя, работая с важной информацией. 2014 год, Россия и Украина. В тот момент мы поняли, что любая деталь способна разделить аудиторию.

По словам Золотовой, иногда редактор соцсетей несёт даже большую ответственность, чем журналист. Позволить себе неформальное общение он может, но оценки – нет.  

Даже на личной странице в фейсбуке сотрудник TUT.BY не в праве разойтись.

Александр Владыко: Нашу группу в вайбере ведёт журналист с лучшим в редакции чувством юмора. И эмоций там столько, что в вашем рейтинге мы бы легли на дно (речь о мониторинге беларусских СМИ Media IQ – ред.). Но группа растёт, и это здорово.

Сергей Сахаров: Если мы что-то ляпнем в соцсетях, то будут и проклятия, и отписки, и обещания написать в милицию. Такое случалось пару раз.

Сахаров рассказал про недавний факап CityDog в сетях, когда подводка к статье про Анну Хитрик возмутила подписчиков.

В тот же день редакция исправила этот текст и извинилась.

Сергей Сахаров: Человек написал это не со зла. Просто не знал, как вести себя в таких случаях. Его жизнь ещё не потрепала.

Есть личная свобода, а есть интересы других людей, сказал Сахаров. Как оказалось, наступить на них можно простейшим «охом» или «ахом».

Конспект подготовила Елена Верещагина, Пресс-клуб.

Вам будет интересно:

Что себе позволяют журналисты и почему. Видео медиатока о поведении журналистов в соцсетях.

Партнёры прэс-клуба