Мінск, вул. Веры Харужай 3, офіс 601
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Кто тут достоверный? Конспект медиатока про источники

Видео можно посмотреть здесь.

Достоверно/недостоверно? Какие алгоритмы работы с источниками информации сегодня практикуют в беларусских редакциях? Как давать аудитории информацию оперативно и без нарушений стандартов?

Недавно несколько беларусских изданий перепечатали информацию блогера Nexta о том, что глава Слонимского района Геннадий Хомич пойман пьяным за рулём. Сам Хомич назвал эту новость лживой и подал на газеты в суд. Мы обсудили этот и другие яркие кейсы.

Беседовали:

Светлана Калинкина, главный редактор сайта «Белорусский партизан»

Дмитрий Новожилов, директор информационного агентства БелаПАН

Федор Павлюченко, главный редактор сайта RFRM

Алексей Шунтов, главный редактор сайта Media IQ

Видеокомментарий записал Степан Путило / Nexta, корреспондент телеканала «Белсат» / блогер

Алла Шарко, модератор


Светлана Калинкина

Алла Шарко: Начнём с недавнего кейса – иска мэра Слонима против ряда беларусских СМИ.

Светлана Калинкина: Действительно, мэр Слонима подал в суд на четыре издания, которые якобы оскорбили его и унизили. Сайту 21.by удалось договориться мирно. Они сняли публикацию и принесли извинения. По неизвестным причинам иски к остальным не отозвали, хотя новость была одна и та же:

«Блогер Nexta разместил информацию про мэра Слонима, который якобы попался пьяным за рулем, но в Райисполкоме это не подтверждают и отказываются комментировать «слухи и сплетни».

После двух коротких абзацев шел скан собственно поста из телеграм-канала.

Про «дорогих» чиновников

Светлана Калинкина: Беспрецедентно само дело и суммы, которые от нас требуют. Каждому из четырех ответчиков выставили по 25 000 долларов. И если всё пойдет, как задумано, мэр Слонима станет самым дорогим чиновником из всех, кто пытался судиться со СМИ. Такие компенсации в нашей стране не выплачивались даже за увечья или смерть. 

На мой взгляд, для журналиста всё – источник информации

И официальные сообщения, и посты в интернете, и даже намеки. Например, в Советском Союзе все понимали, что, если по телевизору идет «Лебединое озеро», значит, кто-то умер.

Другое дело, как работать с источниками. В моей практике был случай, когда журналист всё видел своими глазами, но в результате нам совершенно справедливо предъявили иск.

95 год, светское мероприятие с участием команды Лукашенко, на котором была и наша журналистка. В какой-то момент она увидела, как один из гостей в раже веселья упал в фонтан. Чтобы узнать, кто это, она подбежала к его столу и посмотрела банкетную карточку. Там было написано: Сергей Тетерин. Журналистка выяснила, что так зовут тренера Лукашенко по теннису. Приехав в редакцию, она сделала шикарный репортаж с фотографиями.

Но позже оказалось, что Тетерина на этом мероприятии не было. А сидел на его месте другой человек. Естественно, мы проиграли суд и принесли извинения.

В этом случае даже журналист-свидетель оказался ненадежным источником. Но вы, конечно, знаете, что если издания распространят лживую информацию из государственных источников, то проблем у них, скорее всего, не будет.

Беларусские журналисты понимают, что сообщение государственного информагентства или телевидения, особенно про оппозицию, может быть неправдивым и одиозным. Но читатель это понимает далеко не всегда. И каждый раз объяснять это, особенно в коротких заметках, трудно. Поэтому важен не закон, принятые правила или этические нормы, а подготовленность аудитории.

Часто информация из соцсетей и телеграм-каналов оказывается верной. То есть не публиковать её – это не решение. Тогда как публиковать? Ведь в случае с мэром Слонима мы «попали» даже несмотря на то, что получили официальный комментарий. Наверное, решение – знак вопроса в заголовке вместо однозначного утверждения.


Фёдор Павлюченко

 «Стандарты профессии написаны кровью»

Дмитрий Новожилов: Сотрудники БелаПАН каждый час сталкиваются с тем, что информация, которая должна быть открытой, не предоставляется. Поэтому основная задача журналиста – установить личные контакты, чтобы источник тебе доверял.

Информация из соцсетей – всего лишь повод обратить на что-то внимание. Обязательно нужно дозвониться и тому, о ком новость, и тому, кто её разместил.

Что касается БелаПАН, то за этим агентством информацию можно не перепроверять. Но перед тем, как заметка увидит свет, проходит очень много времени.

Фёдор Павлюченко: Роль и ценность медиа настолько велика для общества, что журналисты имеют право ошибаться. И не должно быть жестокого наказания, которое поставит СМИ на грань закрытия.

Стандарты профессии, как техника безопасности, написаны кровью. Их не зря придумывали столетиями, чтобы защитить журналиста и его работу.

Но это очень дорого – следовать стандартам. Мы небольшая редакция и иногда отказываемся от инфоповода. Просто потому что не можем проверить информацию.

Алгоритмы работы редакций

Фёдор Павлюченко: Ой, это целая теория журналистики – два-три источника… Но есть ещё и чутьё. Когда люди долго находятся на рынке, они примерно представляют, от кого что можно ожидать.

А кейс с мэром Слонима очень похож на провокацию

Есть версия, что Nexta очень популярен и его решили подставить. А заодно подставить и журналистов, которые привыкли к тому, что там много инсайдов и правдивой информации. Это хороший способ всех притушить.


Алексей Шунтов

Кому верить в соцсетях?

Алексей Шунтов: Недавно наши украинские коллеги рассказали историю про Твиттер Савченко. Буквально на следующий день после освобождения у неё появился аккаунт, который Твиттер определил как подлинный. Там она якобы написала, что будет продолжать мочить русских. Даже не позвонив Савченко, СМИ это подхватили. Назавтра выяснилось, что аккаунт фейковый.

Разница между традиционными медиа и телеграм-каналами в том, что первые ориентируются на крупные общественно-политические события и сами формируют повестку дня. А вторые публикуют сливы, которые, возможно, кому-то нужны. В этом и опасность.

Светлана Калинкина: Понятно, что аккаунты в соцсетях – это не СМИ. Но если какая-то информация получила широкое распространение и обсуждается, для журналиста это повод ею заняться.

Когда газеты написали об исчезнувших политиках, они пошли наперекор всем стандартам. Ведь никаких стопроцентных доказательств у нас нет даже сейчас.

Но это чрезвычайно важная тема. Поэтому СМИ сознательно нарушили закон, причём коллективно, подстраховывая друг друга. Опубликуй это одна газета, её могли бы и прихлопнуть. 


Дмитрий Новожилов

Что делать

Фёдор Павлюченко: Аудитория должна быть более образованной. Медиаграмотность, вот это всё. Только в таком случае читатель выберет СМИ, которое работает по стандартам.

Дмитрий Новожилов: Самое большая ценность СМИ – его репутация. Не нужны общие правила и конституция. Просто каждое медиа должно самостоятельно заботиться о своем реноме.

Светлана Калинкина: Мы живём в период информационного бума, который будет только нарастать.

И пытаться ограничивать слухи, сплетни и мнения какими-то стандартами – значит, игнорировать огромный пласт информации. Традиционной журналистике это на пользу не пойдёт.

При этом медиа не должны быть похожи на блогеров, наоборот, им нужно подчёркивать различия.

Алексей Шунтов: Я согласен, что медиаграмотность и критическое мышление – это выход. Но отдельный вопрос – кто этим должен заниматься: сами СМИ, государство или даже школа.

Конспект подготовила Елена Верещагина, Пресс-клуб

Вам также может быть интересно:

Что случается, когда стандарты нарушаются? Видео медиатока

Инструменты фактчекинга. Видео лекции Кристиана Триберта (Bellingcat)

Вас там не было, или Кто источник?

Партнёры прэс-клуба