Мінск, вул. Веры Харужай 3, офіс 601
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

День огурца, "Игры престолов", слёзы на клавиатуре: о работе редакций летом. Конспект медиатока

Почему Следственный комитет не мог понять, как работает редакция информагентства? Как наши медиа спасают "дымящихся" сотрудников, почему осень хуже летнего периода? Опасно/нужно ли отдыхать с коллегами? Об этом и не только - в конспекте июньского медиатока.

С нами были Ульяна Бобоед, редактор TUT.by; Сергей Сахаров, главный редактор CityDog.by; Андрей Левковский, главный редактор "Комсомольская правда в Беларуси"; Ирина Левшина, главный редактор БелаПАН; Юлия Слуцкая, основательница Press Club Belarus. Модератор медиатока Алла Шарко. 

Летняя работа, отпуск и корпоративы и про профдеформацию

Ульяна Бобоед, редактор TUT.by: Все договариваются друг с другом об отпусках, ну и, конечно, в редакциях каникул нет. А лето – хорошее время для командировок. Журналисты любят ездить куда-либо и писать большие истории, так что как раз совсем не отдых. У нас все любят ходить в отпуск весной и осенью.  

Сергей Сахаров, главный редактор CityDog.by: У меня в начале нулевых был опыт работы в журнале, когда редакция уходила в отпуск на два месяца. За эти месяцы можно было выпустить и три номера. Но сейчас информационная ситуация другая. Ты уходишь на месяц? Не могу представить редакцию, которая так делает. У нас не валят летом в отпуска, все «расцярушана» по году. У нас принято, что отпуск разбивается на две недели. И на лето мы как раз отложили выбор людей на вакансии.

У нас в 2013-2014 был проект «Летом в городе», тогда это была проблема. Но в 2015 заметили, что фидбек был небольшой. Теперь в Минске лето – не мертвый сезон, городская культура развивается. Так что рубрики «под лето» запускать не будем.

Сергей Сахаров, главный редактор CityDog.by
Сергей Сахаров, главный редактор CityDog.by

Ирина Левшина, главный редактор БелаПАН: Я ненавижу лето, это такая профдеформация за годы работы. Не люблю праздники, выходные и лето. В работе информагентства есть специфика, и если другие медиа могут как-то выкручиваться при отсутствии значимых событий и новостном штиле за счет каких-то проектов и вечных тем, то мы привязаны к беларусским новостям. Летом, с одной стороны, информации меньше, объем работы меньше, но, с другой стороны, психологическая нагрузка возрастает, потому что сложно производить новости в отсутствие важных событий. Тогда журналисты вспоминают сразу о забытых источниках, которым могли полгода не звонить, вспоминают все возможности.

Обычно уходят на две недели, но есть люди, которым нужен месяц, чтобы восстановиться, а мне, например, хватает недели, чтобы отдохнуть. Мы планируем отпуска, конфликтов не возникает, все стараются подстроиться. Журналисты учитывают свои темы: парламентский корреспондент не уйдет в отпуск в июне, потому что Палата представителей в июне еще работает.

А еще я веду список тем, которые где-то затрагивались, а потом все про них забыли. Например, зимой на пресс-конференции кто-то сказал, что летом будет театр реконструироваться, все написали и забыли. Летом можно к этому вернуться. Но все равно летом сложно. Когда в течение часа на ленте не появляется новость, я начинаю дергаться.

Андрей Левковский, главный редактор "Комсомольская правда в Беларуси": Ситуация у всех одинаковая. У нас тоже обычно отдыхают не больше двух недель летом. Жизнь сегодня настолько динамичная, что получить впечатления можно быстро. Ученые подсчитали, что самый лучший отдых порядка пяти дней, а потом начинается привыкание и ужасная фаза, когда надо выходить из отпуска. Отдел кадров у нас в феврале планирует отпуска, заполняем график. Понятно, что два человека из отдела экономики вместе не уйдут в отпуск.

Конечно, летом тяжелее, людей меньше. Но гораздо тяжелее осенью, когда все начинают болеть

С отпуском все понятно: человек ушел на две недели, ты ставишь крест, он вышел, ты его – раз – и погрузил в работу. А когда болеет, непонятно, завтра будет он или не будет. Все сопливые кругом ходят… Ситуация неконтролируемая тогда!

Но лето – хорошее время для студентов, когда начинается практика. И это возможность для них показать себя: людей мало, и они могут получить нормальную тему.

Люди подменяют друг друга. Летом меньше политики и экономики, но появляются более легкие темы: жара, воду отключили, клубника пошла, а вот ее выбрасывают уже… Пиши-не хочу.

Мы ходим коллективом на разные мероприятия: на выставку Дали, в музеи. Это возможность пообщаться неформально и разгрузить мозг.


Андрей Левковский, главред "Комсомольская правда в Беларуси" и Ирина Левшина, главред БелаПАН 

Ирина Левшина, главный редактор БелаПАН: Мы тоже ходим, но не все вместе – кто-то должен сидеть на ленте. Устраиваем маленькие праздники: день шарлотки, когда все пекут шарлотки и приносят, и день малосольного огурца. Работаешь, ешь, болтаешь.

Сергей Сахаров, главный редактор CityDog.by: Мы вводим культуру обмена информацией. У нас есть традиция «равный обучает равного», когда кто-то узнал новое, съездил на конференцию и поделился опытом с остальными.

Три раза мы пытались организовать вечеринку-просмотр последних серий «Игр престолов». Но половина редакции четко дала понять, что это такой прям ад, а не корпоратив. Мы решили, что сериалы – вкусовщина, а человек не поступится своим чувством прекрасного даже ради коллег. Классических тимбилдингов мы не делаем, у нас это не принято. Но одна сотрудница любит делать бранчи и всех приглашать к себе домой. Такое вот домашнее.

Ульяна Бобоед, редактор TUT.by: У нас традиционные корпоративы и есть маленькие междуссобойчики: недавно 10-20 человек сплавились на байдарках. 


Ульяна Бобоед, редактор TUT.by

С нами работают HR, в конце года замеряют рейтинг удовлетворенности сотрудников. Спрашивают, что нам надо. Мы обсуждали возможность консультаций психотерапевта/психолога. У меня в отделе «общество» это было бы актуально, возможно, что-то будет.

Юлия Слуцкая, основатель Press Club Belarus: Пресс-клуб не типичная команда, у нас проектная работа. Люди не успевают переключать свои переключатели. Работы больше, чем ресурсов, и в этом наша опасность, и в этом же и наша безопасность: принцип «поработал ломом – помаши лопатой» работает, как бы это ни было смешно.

Хороший рецепт от выгорания, когда люди занимаются любимым делом, и когда это дело не монотонное

Когда я работала в редакции, помню, как ненавидела Новый год, 8 марта, лето – была профдеформация. А работа с проектами – более вдохновительная, она избавляет от большой части рутины.

Летом в Пресс-клубе меньше публичных событий, но мы продолжаем проекты, стратегируем и тогда совмещаем приятное с полезным: делаем это на природе. Но по мини-разгрузкам у нас есть спец.

Алена Талалаева,  Press Club Belarus: Я «координатор караоке-найтс» в Пресс-клубе. Я шучу, что если бы не это, я бы тут не работала. Бывает, мы засиживаемся на работе и вдруг понимаем, что сегодня у нас будет караоке-найт: ведь у нас есть сцена, микрофоны, проектор, включаем музыку и тексты на ютубе и просто поем. Иногда к этому присоединяются люди, которые засиделись на наших мероприятиях… В «плохой» месяц у нас бывает только одна караоке-найт. Совсем аврал – два месяца не было караоке-найтс, и это грустно, давайте больше не делать так!


Алёна Талалаева, Пресс-клуб

Человек на грани и про отпуск с коллегами

Ульяна Бобоед, редактор TUT.by: Первый признак – когда ты как редактор уже не можешь на человека ничего «повесить». Человек воспринимает задание немножко агрессивно. Значит, край у человека, нужно от него немножко отстать, дать ему возможность самому выбрать чем заняться или переключиться на что-то приятное, съездить в командировку, заняться не оперативной работой. Или человеку надо уйти в отпуск. А еще есть такая штука, как соцдни: взять день и выдохнуть.

Андрей Левковский, главный редактор "Комсомольская правда в Беларуси": Идет сотрудник по редакции и упал – ну плохо ему. Шучу. Но на самом деле, согласен с Ульяной. Ты видишь, что человек становится слегка неадекватным.

Хорошо б сменить род деятельности? Но я же не могу репортера светской хроники отправить поработать водителем у нас. Но зато был реальный случай, когда журналистку-репортера светской хроники отправили на сельскохозяйственную выставку «БелАгро», получился классный репортаж, правда все равно получилась немного светская хроника, конкурс среди коров на «мисс корова». Но для человека все было в новинку, не этот унылый шоу-бизнес, а свинки-коровки-трактор. Можем и криминал дать, хотя, казалось бы, человеку же и так плохо, но он выдает шикарный текст, и глаза горят, и оживает!

Юлия Слуцкая, основатель Press Club Belarus: В маленьких редакциях всегда конвейер, все задействованы в цепочке. Есть такая технология: каждому человеку, кроме «обязаловки», надо дать личное пространство, чтобы заниматься тем, чем ему хочется (спецпроектами, особенными интервью). Текучка этому мешает, но это стоит вставить в рабочий график. Это здорово помогает перегрузить, добавить нотку интереса. А когда мы занимаемся любимым делом, повторюсь, перегораем меньше.


Юлия Слуцкая, основательница Press Club Belarus

Ирина Левшина, главный редактор БелаПАН: У каждого есть свои любимые темы: экономика или международная политика. Да, когда текучка и человек начинает дергаться и нервничать, я сама предпочитаю написать текст и его не трогать. Выручают долгосрочные проекты, когда тема требует глубокой проработки. Но совсем не нагружать у нас невозможно. Летом есть возможность расслабиться от информационной гонки.

Сергей Сахаров, главный редактор CityDog.by: Мы все немного кривим душой. Когда говорим о выгорании, то посылать человека все равно делать репортаж на другую тему, если его от этого тошнит уже, не надо. Он не может больше заниматься работой.

Если человек по-настоящему выгорает, надо дать ему возможность просто уйти

Вот и в IT-сфере тема выгорания – топовая, потому что люди занимаются одинаковой рутинной работой, пишешь ты код, пишешь ли тексты, руководишь компанией – работа становится монотонной. Я прям мало знаю таких работ, чтоб и через пять лет летали как на крыльях ночи. Что делают? Нанимают психологов, и это важно, ведь на это люди не могут времени найти. Ни руководители, ни сами люди не знают, как с этим справиться. Люди слишком варятся в своих эмоциях, много рефлексируют. Если б можно было по законодательству уходить на год в отпуск, а потом возвращаться, если бы формально за человеком можно было бы оставлять место – это было бы классно. Понимаю, что, например, мы б себе этого не позволили.

С другой стороны, было такое – ты человека отпускаешь, ведь это взаимное мучение, а человек через какое-то время возвращается в другой ипостаси и хочет с тобой по-другому работать.

Юлия Слуцкая, основатель Press Club Belarus: История от одного из наших менторов медиаакселератора. Подвыгоревшая команда одного из стартапов берут отпуск, арендуют парусную яхту в Средиземном море. Такая профилактика выгорания.

Алла Шарко, Press Club Belarus:  А потом их дома уже не ждут?

Юлия Слуцкая, основатель Press Club Belarus: Дома их уже давно не ждут…

Сергей Сахаров, главный редактор CityDog.by: Автор истории все не договорил. А, они еще не ездили? Ну тогда посмотрим, кто вернется. Агрессия в закрытом пространстве, наверное, не очень хорошая идея.

Ульяна Бобоед, редактор TUT.by : Я прям испугалась. С коллегами еще и отпуск провести? Я сторонник полной отключенности и стараюсь не писать тем, кто в отпуске или на выходных. Максимум – поставить лайк в соцсетях на красивой фоточке.

Андрей Левковский, главный редактор "Комсомольская правда в Беларуси": Если хорошо отдохнуть, то как потом работать вместе? А если плохо, то нафига тогда идти на этой яхте?


Алла Шарко, Пресс-клуб

Про опоздания, работу в выходные и ночью и про удаленку

Ульяна Бобоед, редактор TUT.by: У нас не приветствуется удаленка, можно договориться с главредом, но это скорее исключение. У нас планерка в десять часов, это не самое ранее время, но у журналистов вообще ненормированный день. А про выходные – у меня вот редко такие выходные, когда я ничего не ставлю на сайт или не дочитываю тексты. По своему внутреннему состоянию я понимаю, когда надо это остановить и не работать на выходных.

А работа, она же безразмерная!

У нас в Беларуси нет такого понятия как оплата безразмерного рабочего дня. Единственное, что положено, это несколько дополнительных дней отпуска, с учетом ненормированного дня. Есть журналистка, которая любит писать тексты утром, в пять часов. Она сдает тексты, когда я прихожу на работу, и это очень удобно.

У нас есть дежурный редактор-новостник, дежурство выходного дня. Не удивительно, когда в два ночи может прилететь новость в общий чат или могут позвонить дежурному и разбудить. А в новогоднюю ночь человек отписывает то, что сказал Лукашенко, и эту заметку хорошо читают.

Сергей Сахаров, главный редактор CityDog.by: Не секрет, что новостная повестка мира, Беларуси и Минска очень разная. Поэтому мы поступаем хитро, делаем новости в запас и выставляем их ночью. Для Минска ночное дежурство неактуально, хотя, конечно, если бы были финансы, то эту тему можно было бы круто отыгрывать по Минску. А по выходным мы работаем.

Андрей Левковский, главный редактор "Комсомольская правда в Беларуси": Новости невозможно остановить. Они не могут быть только с 9 и до 18-ти, а потом все разошлись.

Про удаленку: у нас больше всего выгорают люди, которые как раз работают удаленно. Собкоры чувствуют себя брошенными и никому не нужными, потому что редактор не отзывается, а у него свой вал работы…

Начинают рыдать и плакать на клавиатуру, потому что их не любят и не ценят

Им сложнее, чем тем людям, которые в коллективе общаются, могут переключаться на нерабочие темы во время рабочего дня. Ночного редактора у нас нет, есть вечерний, до 22 часов, и это не те, кто работает в дневное время.

Ирина Левшина, главный редактор БелаПАН: Скажу ужасную вещь: у нас нет планерок. Мы сидим все в одном помещении, у нас постоянная планерка. У людей мероприятия разбросаны: у кого-то начинаются в 12, у кого-то в 17 часов, потом же нужно отписывать все это. Как сказать «приходи в девять на планерку?». Тогда же вообще будет растянут рабочий день. К восьми часам приходит только дежурный редактор и работает до трех, второй дежурный работает с трех и до упора. Рабочий день журналиста подстраивается под мероприятия. Человек с пресс-конференции может уйти домой отписываться, если ему дома удобнее, чем в нашем «скворечнике», где все галдят. У нас все не фиксированно, темы опозданий нет.


Ирина Левшина, главный редактор БелаПАН 

Практика ночных дежурств финансово себя не оправдала. Но если кто-то что-то в соцсетях увидел, то кидают все в общий чат для утреннего редактора. Но хотелось бы иметь и ночного редактора.

Вспоминаю свое общение со следователями СК: я просто изводила следователя как Карлсон – Фрекен Бок

Он просто не мог понять, как работает редакция:

Сами не пишете?

- Пишу.

- Но это же не входит в ваши должностные обязанности! А чем занимаются журналисты?

- Они тоже пишут.

- А зачем вы работаете в десять вечера, если отработали и ушли?

- Потому что событие происходит.

Невозможно непосвященным людям объяснить редакционную кухню.

 

Конспект составила Алла Шарко, Пресс-клуб

Вам также будет интересно: Видео этого медиатока 

Почему уходят лучшие кадры. Видео медиатока

Конспект: «Незаменимыми людьми полны все кладбища планеты»

Пра што размаўлялі падчас медыятоку на тэму прафвыгарання журналістаў. Канспект

Бежать или работать. Видео медиатока о профвыгорании журналистов

Партнёры прэс-клуба