Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

«TUT.BY никуда не исчезнет». Марина Золотова дала первое интервью из СИЗО

«TUT.BY никуда не исчезнет». Марина Золотова дала первое интервью из СИЗО

Почти месяц главный редактор TUT.BY Марина Золотова находится за решёткой. Её и ещё 14 человек, связанных с компанией, обвиняют в уклонении от уплаты налогов и соучастии в преступлении. Вся информация по делу скрывается. Адвокатам, с которых взяли подписку о неразглашении, запретили даже говорить, по какой статье предъявлены обвинения.

 

Источник – TUT.BY

Из писем Марины Золотовой редакции TUT.BY удалось узнать, ожидала ли она, что за ней придут, в каких условиях находится в СИЗО и что думает про разгром TUT.BY.

— Первые три дня после задержания на Окрестина я была одна в камере и первую ночь спала на матрасе, — вспоминает Марина события месячной давности. — Потом матрас забрали «на прожарку» и обратно уже не отдали. Было холодно. Порадовалась, что взяла из дома шерстяное пальто. Спала в нём на голой шконке. Но все равно нужно было вставать ночью, делать упражнения, чтобы согреться. В день, когда родственники передали передачу на ИВС, мне её не отдали. Кто-то из коридора крикнул: «Золотова, ваш муж передал вам передачу, я её не отдам». Я спросила почему. Мне ответили: «Потому что ваша шарашкина контора уже написала, что передачу не приняли».

Утром 20 мая родственники сотрудников TUT.BY принесли передачу в ИВС на Окрестина. Как позже выяснилось, подозреваемых в это время увезли на допрос в ДФР. Так что передачи приняли только со второго раза, отдали её позже и по частям.

На следующий день Марину Золотову и ещё несколько коллег перевезли в СИЗО на улице Володарского, некоторых фигурантов отправили под стражу в СИЗО КГБ. Из 15 человек только трое находятся на свободе — под домашним арестом, с запретом на определённые действия.

Марина отмечает, что в СИЗО на Володарского отношение персонала к подстражным более гуманное, чем в ИВС, где работают «более грубые люди».

— Первое, что я подумала, когда мы сюда попали, что моя бабушка во время оккупации сидела вот тут в подвале на Володарке, — говорит наша коллега. — И когда нас ведут на прогулку по сводчатому подвалу, я вспоминаю её рассказы и думаю: не тот ли это подвал? Она чудом избежала смерти, её должны были расстрелять. Потом её угнали в плен. Но она вернулась домой, и мы вернёмся. Самое тяжёлое — отсутствие информации, связи с родными людьми. Сын без меня отметил 15-летие, а дочь провела без меня выпускной и будет поступать в университет.

Камера, говорит Марина, похожа на купе поезда, но на втором ярусе можно стоять во весь рост и делать зарядку.

— Только наш поезд стоит в центре Минска. С 6 до 22 часов практически каждый день играет радио, но новости не слышно совсем. Спим, едим, читаем, пишем, выходим (то есть выводят) на прогулку в крошечный дворик — там тоже делаем зарядку, играем в крокодила или слова. По понедельникам ходим в душ. По утрам в камеру светит солнце. Если забыть про решётку, а думать только про «реснички» (специальное ограждение в тюремных камерах — Прим. TUT.BY), можно представить, что находишься внутри какого-то итальянского жилища, где на весь день закрывают окна от солнца. Заново учусь писать от руки и жить без Google. Пошла по следам Борисевич (журналист TUT.BY Катерина Борисевич почти пять месяцев провела на Володарке — Прим. TUT.BY): кажется, читаю всё то, что она читала. А вчера вот выучила «Дай, Джим, на счастье лапу мне» Есенина. В нашем «итальянском дворике» ещё есть черный кот. Говорят, его зовут Миша. По утрам слышно пение птиц, а ещё часто кричат чайки.

Знала ли Марина, что за ней придут, что будет разгромлен TUT.BY?

— Я понимала, что репрессии продолжаются, и рано или поздно коснутся нас, но то, что сразу задержат так много людей и одновременно заблокируют сайт, я представить себе не могла. Я допускала, что сразу может быть заблокирован ресурс. К этому всё шло, в том числе соответствующие законы.

Главный редактор говорит, что до задержания представители власти напрямую к ней не обращались «с напутствиями».

— Но я допускаю, что такие обращения могли быть к руководству компании, — отмечает она.

Какие будут последствия для страны после разгрома самого крупного онлайн-медиа?

— Мне сложно оценить последствия для страны, так как находясь в СИЗО, я не знаю всей картины, — говорит главный редактор. — Но TUT.BY никуда не денется. Нынешняя ситуация для меня — временное явление. Разгром делает ещё более очевидным, что идёт тотальная зачистка информационного пространства. Для властей наш ресурс — кость в горле. Но то, что TUT.BY заблокирован, не означает, что все пойдут смотреть БТ. TUT.BY — это 3 млн пользователей. По решению власти 3 млн человек остались без своего любимого источника информации. Речь идёт не только о новостях, но и о необходимых людям сервисах вроде «Афиши» или «Финансов». Предполагаю, что люди возмущены тем, что нет TUT.BY. Но TUT.BY на самом деле есть, потому что мой коллектив продолжает работать в социальных сетях, за что я им безмерно благодарна. Я знала, что с нашей командой не может быть по-другому. Поэтому TUT.BY никуда не исчезнет, будет как в песне: «Плывуць ў тумане стагоддзі і сталь спарахнее ўшчэнт. А мы тут былі і тут будзем, пакуль існуе гэты свет». Я по-прежнему уверена, что справедливость рано или поздно восторжествует, но репрессии затронут ещё много людей.

Источник – TUT.BY

Партнёры прэс-клуба