Мінск, вул. Веры Харужай 3, офіс 601
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Отзыв лингвиста о номере альманаха moloko plus

16 марта 2019 в Пресс-клубе была сорвана лекция редакции альманаха moloko plus. Тираж был изъят для проверки на наличие экстремистских материалов. Мы попросили экспертов разных сфер провести независимый анализ изъятого номера.
 
Лингвист Елена Александровна Тихомирова, кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры русского языка Белорусского государственного университета: 
 
Альманах издан тиражом 666 экземпляров.
Номер посвящен исследованию революционных движений XIX-XXI веков. Альманах «moloko plus» рассказывает, «как так получилось, чем закончилось, и показывает, как это выглядело» (42). Достигая цели, журналисты исследуют «эстетику, дискурс и способ организации» (91) политических и идеологических движений в разных странах.
 
Следуя нормам современного жанра научной публицистики, авторы «moloko plus» не приводят ссылок на источники фактов, цитат и др. материала. Тем не менее во всех статьях соблюдается принцип объективной журналистики – давать точки зрения участников и исследователей, придерживающихся различных взглядов на событие и избегать авторской оценки описываемого события. Например, альманах «moloko plus» публикует рассказы пяти граждан Украины, чью жизнь необратимо изменила революция 2014 года. Эти очень личные истории, полные переживаний и субъективных оценок, помогают читателям понять, как революция меняет судьбы граждан одной, когда-то единой страны.
 
Также соблюдая нормы жанра научной публицистики, авторы используют стиль изложения, близкий речевому поведению участников событий, удачно создавая их речевые портреты. Иногда это может показаться странным. Например, использование слов «оккупация» и «оккупировать здание». Необходимо принять во внимание, несовпадение оценочных элементов в значениях русского и французского слова «оккупация». События в Париже описываются от имени их участницы, поэтому негативной коннотации у слова, использованного в статье, нет. В статьях о Ярославе Гашеке и анархистах используются просторечные языковые единицы, которые создают образы участников событий.
 
Авторы методики лингвистической экспертизы дел, связанных с оскорблением, Министерства юстиции РФ обращают внимание на то, что «если слово или выражение характеризует не лицо, а его действия, то содержание таких высказываний связано с критикой действий, деятельности, поведения, и не оценивается как имеющее лингвистические признаки унижения, даже в том случае если критика носит резкий провокационный характер, допускает явную гиперболизацию, иронию или сарказм». В анализируемых текстах нет лингвистических признаков унижения ни читателей, ни участников описываемых в статьях событий. Тексты характеризуют действия участников событий и ситуации в целом, что не является оскорблением.
Чтобы определить наличие/отсутствие в тексте (высказывании, сообщении) совокупность лингвистических признаков, отражающую особенность «экстремистских» значений разных видов, необходимо ответить на вопросы, содержатся ли в материале лингвистические признаки:
 
  • пропаганды исключительности, превосходства, неполноценности человека по признаку пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе?
  • пропаганды идеологии насилия?
  • обоснования или оправдания национального и (или) расового превосходства?
  • оправдания идеологии насилия и/или разрушительных действий?
  • оправдания практики совершения действий, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы?
  • оправдания каких-либо действий (в том числе насильственных, разрушительных) против какой-либо группы, выделяемой по признаку пола расы, национальности, языка, происхождения отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе, или представителей такой группы?
  • обвинения автором какого-либо должностного лица в каких-либо негативных действиях?
  • унижения человеческого достоинства по признаку пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе?
  • угрозы совершения каких-либо насильственных, разрушительных действий (взрыва, поджога и др.)?
  • возбуждения вражды (ненависти, розни) по отношению к группе лиц, выделяемой по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе?
 
Альманах «moloko plus», решая задачи научно-популярного и научно-публицистического изложения новой и новейшей истории, не «производит мнение», а показывает мнения участников событий о действиях. Авторы приводят примеры речевого поведения персонажей рассказываемых историй. Журналисты альманаха показывают не только риторические приемы, но и композицию пропагандистских материалов: «Начинаться такие трактаты могут с признания вроде: «Сегодня мы атаковали храм денег — Фондовую биржу Афин», а заканчиваются они обычно обоснованием необходимости вооруженной борьбы». Это констатация языковых фактов в приводимых журналистами текстах. 
 
В статьях альманаха нами не отмечен ни один из названных выше признаков экстремистских материалов, тем более мы не выявили их совокупности.
 
Вывод: в текстах альманаха «moloko plus» (апрель 2018 года) отсутствуют лингвистические признаки оскорбления, унижения и экстремизма.
 
Фото: moloko plus / ВКонтакте

Партнёры прэс-клуба