Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

«Именно сейчас я ощущаю собственную значимость»: как работают беларусские журналисты в условиях давления и дезинформации

Тема Беларуси и, в частности, условия, в которых приходится работать беларусским независимым медиа в течение последних месяцев, волнуют не только беларусов.

Проект Coda RU провёл онлайн-дискуссию, чтобы узнать, каково это – работать в условиях постоянного давления, дезинформации и в контексте пандемии.

В дискуссии участвовали:

  • главный редактор Coda Ru Катерина Фомина;
  • главный редактор Euroradio Павел Свердлов;
  • экс-редактор гостелеканала СТВ Лилия Латогурская;
  • журналистка и стипендиат Atlantic Council Ханна Любакова;
  • главный редактор TUT.BY Марина Зотолова.

 

Мы записали знаковые цитаты участников встречи. Видеозапись дискуссии найдёте в конце материала.  

Марина Золотова:

«Буквально все отделы TUT.BY, все ребята вовлечены в освещение событий, которые сегодня происходят в стране. И они мне говорят, что “именно сейчас я ощущаю, что я делаю что-то важное, что я делаю что-то полезное, именно сейчас я ощущаю собственную значимость”. То есть несмотря на эти риски, они находят то, зачем шли в журналистику. За тем чтобы сообщать о важном, за тем чтобы делать это быстро, за тем чтобы быть сразу и везде. Они определённо получают кайф от такой работы, несмотря на все эти риски».

Павел Свердлов

[о том, как их редакция восприняла новость, что к протесту присоединяются провластные каналы]:

«Ощущения у нас были контрастные. С одной стороны, радостно, конечно, что люди наконец-то проснулись. С другой стороны, тот же канал СТВ много лет участвовал в этой системной пропаганде. <…> Вы что не видели, что происходит в стране до того? Я рад тому, что люди всё-таки уходят с государственного телевидения, но я не готов с распростёртыми объятиями их принимать. Я далёк от идеализма и какой-то наивности. Мы работали всё это время по другую сторону баррикад, наших журналистов забирали, арестовывали, иногда избивали».

Лилия Латогурская:

«Мне очень было легко прятаться за моей “художкой”. Если бы я работала в новостях на СТВ, я не думаю, что я бы была сейчас такой. Потому что, поверьте, сейчас в новостях работают настоящие ”лукашисты”. Они смотрят на меня как на инопланетянку. Они правда думают, что мы все с ума сошли, что мы продукт политтехнологий, дурачки, которых обработал Запад. <…> Да, мне было легко работать, потому что я пряталась за белые и пушистые проекты. В “Утре” мы не говорили слово “президент” вообще. А в программе “Добро пожаловаться” мои журналисты ездили, например, в исполком Дзержинский, ругались с ним, а если они не давали комментарий, так и говорили. Помогали людям отстоять этот колодец, не давали его зарыть, потому что там какому-то блатному нужна дорога. И мы давали этот сюжет в эфир, и рейтинг наших программ, которые смотрели дяди, тёти, бабушки, был очень высокий».

Ханна Любакова:

«Мы сейчас говорили о том, насколько нужно уважать / не уважать журналистов телевидении государственного, которые ушли, рано это или поздно. Но насколько сейчас вообще хороший момент для таких дискуссий? Здесь важно показывать контекст прежде всего. <…> Намного интереснее было бы услышать о том, как постепенно на беларусском государственном телевидении забирали свободу прессы. Потому что это все было гибридно, произошло не в один день. Это все не было такое чёрно-белое. И мне, как независимой журналистке, которая никогда не работала в системе и была под репрессиями, может быть тоже на эмоциональном уровне какие-то вещи могут быть обидны. Но вопрос “почему коллеги не ушли раньше?” можно задать всей стране».

Пресс-клуб


Ещё по теме:

Вебинар «Как избежать психологических травм, освещая трагедии» (22 сентября)

Саймон Островский: «Тема Беларуси единственная пробивает шквал интереса к пандемии и президентским выборам в США»

Владимир Мацкевич: «Российское телевидение фактически разрушает сознание»

Как говорить с жертвой и злодеем? Войцех Тохман: искусство репортажа и литература факта

Партнёры прэс-клуба