Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

«Говорили, что пакт Молотова — Риббентропа — обман». Истории двух поляков, которых в августе пытали беларусские силовики

«Говорили, что пакт Молотова — Риббентропа — обман». Истории двух поляков, которых в августе пытали беларусские силовики

Поляки Витольд Добровольский и Каспер Сеницкий приехали в Беларусь накануне выборов, чтобы задокументировать события в столице. 10 августа их задержали и жестоко избили сотрудники ОМОНа. Это происшествие расследует польская прокуратура. Поляки рассказали «Свободе» свои истории.

 

Источник – Радыё Свабода

«Уровень массового насилия шокировал. Я не мог представить, что задержания будут такими жесткими. Перед визитом в Беларусь думал, что меня не будут бить, может, только технику повредят. А вышло совсем наоборот», – говорит фоторепортёр Витольд Добровольский.

Витольд, успешно освещавший войну на Донбассе и протесты в Гонконге, признаётся: с таким отношением к журналистам столкнулся впервые. 

Вечером 10 августа 28-летний Витольд Добровольский вместе с 24-летним туристом Каспером Сеницким (оба – выпускники Центра восточноевропейских исследований Варшавского университета) вышел из кафе в центре Минска, чтобы направиться на место событий. Однако далеко не ушли. Их окружили сотрудники ОМОНа. После проверки вещей и документов ребят посадили в милицейский бус, где Витольда избили до потери сознания. Позже, уже на автозаке, иностранцев доставили во Фрунзенское РУВД.

По словам Витольда, они вместе с сотнями других людей проходили через строй милиционеров с дубинками, над ними издевались, их запугивали. Всё это длилось с вечера до 15 часов следующего дня.

«Нас били в том числе за нашу национальность. Сотрудники милиции указывали, что в Польше развита антикоммунистическая историческая политика, что мы фальсифицируем историю. Спрашивали, кто выиграл Вторую мировую войну, причем любой ответ считали неверным. В нашу сторону неоднократно звучало «пшеки», «п...ары». Мы услышали много пренебрежительных слов, ненормативной лексики», – говорит Каспер.  

«Как молитву повторять: лучший президент в мире – Лукашенко»

Самым тяжёлым испытанием для ребят было 5-часовое стояние на коленях у стены, с головой в пол, руки за спиной.

«Задержанные были совсем без сил. Если кто-то не выдерживал, его избивали. Шокировало то, что, пока мы были в таком положении, сотрудники не обращали внимания на состояние здоровья человека. Может, у кого-то была операция на коленях? – задаётся вопросом Каспер. – Даже если человек лежал весь в крови, никому не было до этого дела».

Поведение силовиков во время задержания Витольд оценивает как ничем не ограниченное.

«Они были как бешеные собаки, сорвавшиеся с цепи. Задержанный должен был угадать, что на уме у каждого из этих выродков, как будет себя вести. Когда люди уже не могли стоять на коленях и просили о пощаде, милиционеры приказали в качестве молитвы повторять ответ на вопрос: «Кто лучший президент в мире и в Беларуси?». Говорили: «Вы не достойны уважения, потому что разрушаете город, который мы защищаем», – рассказывает фоторепортёр. – В их поведении была видна прежде всего злость от каких-либо мелких побед протестующих в столкновениях с силовиками. Они мстили нам за это». 

«Приехали цветную революцию организовать?»

Польским гостям показалось, что жестокое отношение милиционеров к задержанным было заранее подготовленным сценарием. По их мнению, это выглядело как «огромная логистическая операция, организованная сверху».

12 августа в переполненном автозаке обоих уже везли в следственный изолятор тюрьмы № 8 в Жодино. Витольд утверждает, что в тот момент пугала неизвестность. В голове промелькнула мысль: «Неужели польского журналиста могут вывезти, например, в лес?». Верить в это не хотелось.

«По дороге в изолятор мы ехали в очень неудобных позах. Один человек сидел внизу, а другой чуть ли не на его плечах. Омоновец сказал одному из задержанных: «На поляка можешь даже насцать». Позже задавал вопросы: «Зачем вы сюда припёрлись?», «Чего вам дома не сидится?», «Приехали цветную революцию организовать?». Заставляли нас это подтвердить», – говорит Каспер Сеницкий. 

Из услышанных разговоров омоновцев у него сложилось впечатление, что силовиков идеологически обработали.

«Они верили, что протестующие получали деньги, старались нас в этом убедить. В их разговорах проскальзывала риторика Лукашенко на тему Польши и вопросов государственной безопасности».

Каспер и Витольд положительно описывают своё двухдневное пребывание в камере жодинского изолятора: там были вода, еда и туалет. По их словам, после предшествовавших пыток этого было более чем достаточно.

«Сокамерники извинялись»

«Сокамерники были рады, что с ними сидит польский журналист. Однако многих удивляло, что обращение с иностранными гражданами было таким же, как и с ними, - одинаково жестокое. Часть беларусов просили прощения, сожалея о том, что это происходит в их родной стране», - вспоминает Витольд Добровольский.

Поляков не судили, потому что не было переводчика. 13 августа их вывели из камеры. Сказали забрать вещи, которые, на удивление, были в порядке. На карте памяти в фотоаппарате даже остались фотографии. На выходе, у ворот, их ждал польский консул.

«В Польше объединились много сил, чтобы вытащить нас - семья, правительство, оппозиционные политики, послы, парламентарии, ассоциации журналистов, как наши, так и международные, адвокаты, сами беларусы, даже преподаватели нашего университета», – рассказывают собеседники.

Сразу после освобождения Каспер и Витольд узнали из телефонных звонков от родственников, что их задержание и беларусские протесты стали одной из главных тем в польских СМИ. Свою первую ночь на свободе они провели в резиденции посла. На следующий день у них уже были билеты на рейс в Варшаву. Витольд утверждает, что из-за синяка под глазом во время пограничного контроля сотрудники КГБ вызвали его на быстрый допрос, после чего приказали удалить фотографии. Однако он заранее позаботился об их спасении.  

«Буду болеть за победу беларусов»

Поляки признаются, что после освобождения их не оставляли мысли о бывших сокамерниках. Они поддерживают с ними связь по сей день.

«В Жодино со мной сидел инвалид второй группы, который даже не до конца понимал ситуацию. Ему около 20 лет, но развитие на уровне маленького ребенка. Парня задержали возле магазина. В итоге ему дали 10 суток в суде, который длился всего пару минут. Для меня это стало шоком, – вспоминает Каспер Сеницкий. 

Вернувшись в Польшу, он стал одним из координаторов помощи репрессированным беларусам в фонде «Беларусский дом в Варшаве» - консультировал их, забирал с вокзала, помогал организовать трансфер в санатории. Говорит, что до сих пор «втянут в беларусскую революцию».

Сегодня собеседники продолжают следить за событиями в Беларуси и подчеркивают, что приедут сразу же, как только сменится режим. Они уверены в скором конце правления Лукашенко.

«Помню, как омоновец сказал мне: «Это наше беларусское гостеприимство», – смеясь, говорит Каспер Сеницкий. – Но на самом деле Беларусь произвела на меня положительное впечатление. Я люблю беларусов, всегда буду поддерживать их и болеть за их победу. В том, что с нами произошло, виновата организованная преступная группа, терроризирующая людей. Это не настоящие беларусы, а лукашисты».

Сегодня польская прокуратура занимается делом о пытках Добровольского и Сеницкого. Хотя поляки пока не могут раскрыть подробности расследования, они заверяют, что оно получит международную огласку. 

 

Источник – Радыё Свабода

Партнёры прэс-клуба