Мінск, вул. Веры Харужай 3, офіс 601
+375 33 361 57 48
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

ЧП в Столбцах: как его освещали беларусские медиа

Кейс ЧП в Столбцах: утром 11 февраля 2019 г. в средней школе №2 города Столбцы четыре человека были ранены ножом. От полученных ранений учительница и один из учеников скончались, еще двое школьников были госпитализированы. Тем же утром сотрудники уголовного розыска и ОМОНа задержали подозреваемого – ученика той же школы. Главным следственным управлением СК приняты к производству уголовные дела по статье 139 УК (убийство и покушение на убийство).

Насколько профессионально журналисты и редакторы смогли сработать в такой ситуации?

Этот материал создан на базе данных мониторинга Media IQ за неделю 11-17 февраля 2019, также в него попали другие, не являющиеся новостными, материалы на эту тему из анализируемых  19 медиа. В основу аналитики легла  методология мониторинга Media IQ. Задачей было  проанализировать оперативность и разносторонность освещения событий в Столбцах беларусскими медиа, а также соблюдение ими журналистских стандартов.

Основные выводы:

  • Наиболее часто встречалось нарушение стандарта отделения мнений от фактов – в частности, многие медиа называли подозреваемого преступником до решения суда. Также медиа зачастую подавали позицию следствия как факты. Это нарушение присутствовало в самых разных медиа – государственных и частных, общенациональных и региональных.
  • В отдельных случаях медиа нарушали стандарт достоверности, приводя информацию без источника, используя абстрактную формулу “есть мнение”, а также ссылаясь на обобщенный псевдоисточник.
  • Беларусские медиа в целом освещали факт ЧП в Столбцах оперативно. Несмотря на имевшие место взаимные обвинения, нельзя утверждать, будто государственные медиа полностью замалчивали случившееся, а негосударственные – устраивали “пляску на костях” и “смаковали детали”.
  • Более подробно и с разных позиций освещали происходящее в Столбцах негосударственные медиа – TUT.BY, Onliner, "Комсомольская правда в Белоруссии", Euroradio, "Наша Нiва". Их материалы содержат эксклюзивную информацию, дают возможность посмотреть на произошедшее с разных сторон и услышать разные мнения.
  • Государственные медиа – БелТА, "Беларусь 1", ОНТ, СТВ, "СБ.Беларусь" сегодня – освещали происходящее в целом скупо, отражали только позицию официальных лиц и организаций (следствие, медики, чиновники). В результате они пересказывали одни и те же публичные заявления либо же просто перепечатывали информацию друг у друга.

 

Когда аудитория медиа узнала о ЧП?

Информация о произошедшем в Столбцах не была эксклюзивной или хотя бы труднодоступной – первые же новости (утром 11 февраля) основываются на сообщениях Следственного комитета и МВД. Таким образом, все беларусские медиа изначально имели равную возможность освещать происходящее.

Первым новость о происшествии опубликовало БелТА в 9:29 11 февраля. Оперативно осветил тему БелаПАН, утром 11 февраля сообщив о происшествии и о задержании подозреваемого в нападении. Днем вышел материал с информацией о ходе инцидента и первых действиях следствия, а вечером были подведены итоги первого дня работы следственно-оперативной группы. Оперативен и подробен был также TUT.BY, чьи корреспонденты были на месте происшествия уже утром 11 февраля. В тот же день оперативно освещали трагедию Onliner, "Наша Нiва", "Комсомольская правда в Белоруссии", Euroradio.

Все включенные в мониторинг телеканалы до полудня кратко сообщили о ЧП в Столбцах. Однако в вечерних выпусках новостей по-разному подошли к освещению произошедшего. ОНТ и "Беларусь 1" сообщили об этом только пятой новостью и по словам официальных лиц. СТВ практически пересказал позицию следствия. А вот Белсат TV начал выпуск с сюжета из Столбцов.

 

Что и от кого аудитория узнавала о происходящем?

Задача медиа – не только сообщить о самом факте происшествия, но и помочь читателю взглянуть на происходящее с разных сторон, узнать факты и мнения. Безусловно, каждое медиа вправе самостоятельно решать, какие детали и мнения считать важными, а какие – нет, в соответствии с редакционной политикой. В то же время, важно, чтобы это не приводило к замалчиванию неудобных фактов и игнорированию всех мнений, не совпадающих с мнением редакции или собственника.

Государственное информагентство БелТА 11-13 февраля сообщает о работе следствия, состоянии потерпевших и материальной помощи их семьям; также БелТА приводит комментарии президента и главы его администрации. БелаПАН опубликовал публичные заявления католического и православного митрополитов, а также Александра Лукашенко и Минобразования.

Весьма подробно раскрыл тему TUT.BY, который оперативно опубликовал не только вышеприведенные заявления, но и собирал мнения других людей и информацию государственных организаций, что в совокупности позволило взглянуть на трагедию с разных сторон. Минздрав и врач столбцовской больницы сообщал о стоянии раненых (а позже о произошедшем рассказал и сам пострадавший), власти Столбцов – об отмене в городе увеселительных мероприятий. О погибших говорили горожане на похоронах, отдельно об учительнице – ее бывшие ученики. Также были отражены позиции завуча школы и родителей других школьников. О подозреваемом рассказали как знакомые и очевидцы, так и его родители.

Схожим образом поступил Onliner, 11-12 февраля давший слово родителям одноклассников и соседям подозреваемого, его матери, следователям, Минобразования и президенту. "Комсомольская правда в Белоруссии" представила позиции следствия, медиков, пострадавших и очевидцев.

"Наша Нiва" дополнила картину информацией о погибшем школьнике (“быў актывістам ТБМ, размаўляў па-беларуску і насіў майку з Пагоняй”) и сборе средств на помощь семьям жертв. А Euroradio – позицией депутата из Столбцовского района, Алены Анисим и подборкой “Лукашэнка не спачувае родным і блізкім загінуўшых беларусаў. Як так?”.

"CБ.Беларусь сегодня" в материалах о произошедшем публиковала только позицию официальных лиц (следователей, Минздрава, Минобразования). Большинство материалов были перепечатками из других государственных изданий – БелТА и ОНТ.

В двух сюжетах ОНТ за 11 и 13 февраля есть информация только от следствия и врачей, а также мнения журналистки телеканала, поданные как факты (см. далее). Телеканал "Беларусь 1" ограничился мнением президента. СТВ также освещал трагедию по заявлениям следствия и врачей. А вот сюжет Белсат TV содержал не только официальную позицию, но также мнения местных жителей и эксперта. 12 февраля тема была подробнее раскрыта в программе “Гарачы каментар”, где был представлен широкий спектр мнений: Минобразования, замдиректора школы, врач из Столбцов, прохожие в Минске (vox pop), а также в прямом эфире – представитель ТБМ в Столбцах и эксперт из Минска.

 

Какие стандарты были нарушены и каким образом?

  • Отделение мнений от фактов. Это означает, что должна быть четко проведена граница между произошедшим в действительности и чьим-то мнением об этом. Один из маркеров нарушения стандарта – использование некорректных определений: например, “нападавший” вместо “подозреваемый в нападении”. Ведь виновность по закону может установить только суд, а до тех пор это лишь подозрения следствия – его мнение, а не установленный факт. Сокращая юридически корректные формулировки до более простых и коротких определений, медиа могут влиять на восприятие информации аудиторией.

Этот стандарт был нарушен уже в первых же заголовках главных информагентств. БелТА : “Школьник в Столбцах напал с ножом на учительницу и детей”,  БелаПАН: “В Столбцах подросток убил учительницу и школьника”. В текстах уточнялось, что это версия МВД и СК, однако заголовки навязывали отношение к подозреваемому.

В материале TUT.BY школьника то называют подозреваемым, то утверждают как факт, что он нападал: "Вадим, ученик 10-го класса, подозреваемый в нападении на учительницу и учеников в Столбцах, 11 февраля пришел в школу около 7.40. Поставил портфель и вышел из кабинета. Затем вернулся и напал на учительницу истории … После подозреваемый зашел в соседний кабинет, где напал на ученика 11-го класса”. Это некорректное описание впоследствии используется и в других материалах TUT.BY в качестве напоминания контекста (например, здесь и здесь)

А в дайджесте TUT.BY, опубликованном 12 февраля, информация о происшествии подается в виде коротких фактов, без указания на источники: “Вадим приходит в школу около 7.40. Оставляет портфель и выходит из кабинета. Затем возвращается и наносит смертельные ранения учительнице”, “Вадим выбегает из класса и заходит в соседний кабинет, где нападает на ученика 11-го класса”. При этом уточняется, что подростка задерживают “с предполагаемым орудием преступления — ножом”. Таким образом, TUT.BY уточняет, что нож является только “предполагаемым орудием преступления”, а вот в отношении десятиклассника Вадима информация подана как несомненные факты.

Аналогичные проблемы есть в материалах "Нашай Нiвы" (“10-класнік накінуўся з нажом на настаўніцу і школьнікаў”), Onliner (“Убивший учительницу школьник задержан”), "Комсомольской правды в Белоруссии" (“Школьник, убивший учительницу в Столбцах, отказывается от дачи показаний”), The Village Беларусь (“на детей и учительницу набросился школьник с ножом”), "Нашего Гомеля" (“подросток набросился с ножом на педагога и учеников"), Белсат TV  (“Школьнік зарэзаў настаўніцу, аднакласніка і яшчэ дваіх чалавек параніў"), ОНТ (“В Столбцах школьник убил учительницу и подростка ножом. Нападавший задержан”), СТВ (“вооруженный подросток нанес еще одно смертельное ранение школьнику в соседнем кабинете … После нападения преступник бросился в бега”), Euroradio (“Школьнік, які ўчыніў разню ў Стоўбцах, пабачыўся з бацькам”).

Стандарт был бы соблюден, если бы задержанного школьника называли “подозреваемым”. А в описании событий четко указывалось, где факты, а где – мнения о произошедшем, и чьи они. Например, это может обозначаться словами “В сообщении МВД утверждается, что ...”

  • Стандарт достоверности. В материале должны быть ссылки на надежный и проверяемый источник.

Приведем примеры: в материале Белсат TV журналист ссылается на неизвестных экспертов  и использует абстрактную формулу “есть мнение”: “Адмыслоўцы выказваюць розныя версіі: ад уплыву дэструктыўнай секты да канфлікту з настаўніцаю”, “Ёсць меркаванне, што на трагедыю магла паўплываць і масавая культура. Адмыслоўцы сцвярджаюць, дзесяцікласнікі толькі скончылі вывучаць раман Дастаеўскага «Злачынства і пакаранне»”.

Нарушается стандарт достоверности и в сюжете телеканала СТВ. Там журналист ссылается на обобщенный псевдоисточник: “Как известно, предполагаемое оружие убийства у него было с собой”, “Известно, что подозреваемый из благополучной семьи, хорошо учился, его поведение не вызывало нареканий”.

Стандарт был бы соблюден, если бы эксперты были названы, и было бы понятно, когда они высказались. Например, “Как рассказал психолог Николай Иванов в интервью “Белсату”. А вместо слов “как известно” необходимо прямо сообщать, каков источник этой информации. Например, “Как говорится в сообщении Следственного комитета”.

 

Как медиа критиковали друг друга?

Некоторые материалы были посвящены не самому происшествию, но его отражению в других медиа. Ангажированность часто ведет к нарушению стандартов.

Так, "Наша Нiва" обратила внимание, что государственные телеканалы ОНТ и "Беларусь 1" в итоговых выпусках новостей 11 февраля лишь пятой новостью сообщили о произошедшем в Столбцах – на 14 и 22 минуте соответственно. При этом в материале "Нашай Нівы" не используются оценочные суждения и, таким образом, стандарт отделения мнений от фактов соблюден.

А телеканал ОНТ 13 февраля, критикуя другие медиа за “желание целого ряда СМИ получить свой хайп, похожий на пляску на костях”, допускает неоднократные нарушения отделения мнений от фактов: как в характеристике неназванных медиа, так и в других словах журналистки “по-настоящему уравновешенных подростков не бывает”, “Эта ситуация абсолютно не свойственна для нас.”

Нарушается также стандарт достоверности, когда журналистка приводит информацию без источников :"Есть статистика – только один процент подростков подвержен психиатрическим заболеваниям”.

Таким образом, освещая трагедию в Столбцах, чаще всего медиа нарушали стандарт отделения мнений от фактов: называли подозреваемого преступником до решения суда и подавали позицию следствия как факты. Также был нарушен стандарт достоверности: журналисты приводили информацию без источника, ссылались на неизвестных экспертов и обобщенный псевдоисточник.

Вадим Можейко, аналитик BISS, для проекта Media IO

Фото на главной: Вадим Замировский, TUT.BY

Активная прямая гиперссылка на страницу press-club.by, содержащую оригинал публикации, обязательна. Эта ссылка должна быть размещена в начале перепечатанного материала.

Читать по теме:

Как Пресс-клуб будет повышать Media IQ. Конспект презентации медиамониторинга

Журналистика без стандартов – или пропаганда, или бульварное чтиво. Интервью с украинским медиаэкспертом И.Кулясом

Сайт Media IO

Партнёры прэс-клуба