Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

«Беларусь – страна, которую ещё нужно разгадать». О чём рассказывает книга бельгийского журналиста

«Последний диктатор Европы. Восстание против Лукашенко». Так называется книга бельгийского журналиста Кристофа Браккса (Christophe Brackx), которая вышла в Бельгии весной 2021 года. Кристоф был во время выборов-2020 в Беларуси. Однако приезжал в нашу страну и раньше.

Что привлекло журналиста в Беларуси, какие темы он поднимает в своей книге, какую обратную связь получил после её выхода и почему считает, что Запад недооценивает Лукашенко – читайте в его интервью Пресс-клубу.

 

– Кристоф, вы отмечаете, что часто бывали в Беларуси. Когда оказались в нашей стране впервые? Почему захотелось приехать снова и снова?

– У меня много друзей-беларусов, с которыми я познакомился по всему миру. Они много рассказывали мне про страну. Кроме того, меня всегда интересовали страны Восточного – Советского – блока. В то время, как все молодые люди хотели поехать в Америку, я мечтал поехать в Россию, в СССР, а затем – в страны постсоветского пространства. 

Я родился в 1969 году и помню падение Берлинской стены в 1989-м. Я был в Советском Союзе, был за «Железным занавесом». Посетил все страны бывшего Восточного блока. А после развала СССР появились новые небольшие государства, мне также хотелось их изучить.

Примерно в 2014 году я познакомился с беларусами, которые живут в Португалии. В этой стране достаточно большая беларусская диаспора. Мы много разговаривали о Беларуси, они постоянно приглашали меня приехать. Так в 2015-м я впервые оказался в Беларуси. В следующий раз я приехал на фестиваль Vulica Brasil. И был под сильным впечатлением:

как в условиях диктаторского режима могут существовать улица Октябрьская и фестиваль уличного стрит-арта – эти острова свободного духа! Так родился мой интерес к стране, мне захотелось узнать о ней больше, понять её.

Ещё меня впечатлила архитектура Минска, эти брутальные строения, которые многие из вас ненавидят. Дворец спорта, например. 

Но всё же главным предметом моего интереса стала даже не страна, а беларусская идентичность. Но в самом начале мне было сложно увидеть вашу настоящую национальную идентичность. Я был в Санкт-Петербурге, Москве, во многих других местах, и Минск сначала казался очень похожим на эти города, ничего особенного. Но потом я познакомился с людьми, которые стали оппозиционерами и противостояли Лукашенко. С людьми, чьи матери и отцы в 1994-1995 годах тоже были в оппозиции к режиму. Это и заинтересовало меня.

Я больше узнал о беларусском языке, о вашей национальной кухне. Стал больше понимать, что такое беларусская душа. Кроме того, обнаружил связи со странами Балтии, Украиной, Россией.

Беларусь на самом деле очень интересная страна и далеко не так проста для понимания, как может показаться на первый взгляд. Эту страну ещё нужно разгадать.

Можно ли сказать, что это стало той самой причиной, почему вы решили написать книгу о Беларуси?

– Так вышло, что в 2020-м я серьёзно заболел, долго лечился и восстанавливался. Не мог практически ничем заниматься, только писать. Я пишу уже 30 лет, потому всегда ищу и собираю темы, про которые хотел бы рассказать.

Одна из таких тем – Беларусь. Для жителей Западной Европы эта страна по-прежнему остаётся неизвестным местом. И к этому времени у меня накопилось достаточно историй о Беларуси, как в моей памяти, так и моей записной книжке, о которых хотелось написать.

Кроме того, со мной постоянно на связи была Валентина – одна из главных героинь моей книги, настоящее имя которой из соображений безопасности я не могу назвать. Она была в Беларуси, помогала оппозиции во время выборов. И настойчиво приглашала на выборы и меня. От других беларусских друзей я тоже постоянно слышал: «Мы покончим с диктатурой, мы выиграем выборы!». Я работал в Боснии как журналист, потому сказал себе: «Давай, парень, сделай тоже что-то полезное, напиши об этом». Таков был мой план.


Фото из личного архива Кристофа Браккса

К августу 2020-го я полностью восстановился после болезни – и 4 августа прилетел в Минск. Я находился в стране две недели. Я видел всё то, что происходило накануне, во время и несколько дней после выборов. И это было ужасно. Моё понимание диктатуры в Беларуси в корне изменилось. До этих событий я наивно считал диктатуру Лукашенко «мягкой».

Я был шокирован и очень переживал за безопасность моих друзей в Беларуси, с которыми я был там вместе. Когда я вернулся в Бельгию, мне пришлось публиковать свои первые статьи о Беларуси в бельгийских журналах и газетах под псевдонимом, чтобы не навредить друзьям.    

Через какое-то время со мной связался издатель, который прочёл мои материалы о Беларуси, и спросил, не хочу ли я написать об этом книгу. Я согласился, потому что к тому моменту у меня уже появилась идея написать что-то большее, чем просто отдельные статьи. Предложение издателя вдохновило меня, и я принялся за работу. Я решил использовать всё, что собрал о стране в своей записной книжке за эти годы.

И как я уже говорил, о Беларуси до сих пор мало что знают в Западной Европе. Это на самом деле неизведанная страна, мы не знаем, что происходит на границе Европы. Время написать об этом.  

Передо мной стояла сложная задача. Во-первых, мне нужно было замаскировать многие моменты, изменить личности людей, с которыми я там был, которые давали мне интервью и подставить которых я не имел права. Во-вторых, мне предстояло собрать «лоскутное одеяло» из событий и фактов, которые произошли в Беларуси ранее, и поместить их в контекст того, что случилось в течение этих двух недель в августе 2020-го.

– Вы рассказываете о самом Лукашенко, Чернобыльской катастрофе и её последствиях, взрыве в метро в 2011 году, ОМОНе, о нашей беларусской идентичности. И озвучиваете достаточно компрометирующие факты… Вы беспокоитесь о безопасности своих друзей-беларусов, но что насчёт вашей собственной безопасности?

– Ещё до поездки в Беларусь я попросил своего главного редактора сделать мне пресс-карту, чтобы гарантировать мою безопасность. Он связался с нашими государственными службами, чтобы проконсультироваться, как лучше поступать в моей ситуации.

Итоговый ответ был не очень позитивным:

«Извини, мы не можем обеспечить тебе безопасность в Беларуси, тебе придётся позаботиться об этом самому. В этой стране не соблюдаются никакие правила, там сумасшедшие спецслужбы».

Поэтому я принял решение поехать в Беларусь не как журналист или телевизионщик, а как человек, который навещает свою девушку. Это не было правдой, но выглядело правдоподобно и срабатывало в предыдущие разы, когда я проходил пограничный контроль. Помогло и в этот раз.

После того как я вернулся в Бельгию и вышла моя книга, снова состоялся разговор со службами безопасности. Они назвали страны, в которые мне нельзя сейчас ехать. Это достаточно большой список, в который, кроме Беларуси, входят Россия, Китай и все постсоветские страны.

Боюсь ли я преследования? В августе и несколько месяцев после моего возвращения в Бельгию опасения были. Сейчас угрозы я не ощущаю. По крайней мере я надеюсь, что нахожусь в относительной безопасности. Я думаю, что здесь работает ещё тот факт, что я не беларус, а бельгиец, житель Западной Европы. Режим преследует в первую очередь своих.

«Пытаться узнать правду у беларусских властей – умственное самоубийство для западных журналистов»

– Если вернуться к содержанию книги, во вступлении вы отмечаете, что в ней есть фактические ошибки…

 Не совсем так. Я говорил, что в ней могут быть фактические ошибки. Постараюсь объяснить, почему я решил не перепроверять скрупулёзно то, что рассказывали мне люди.

Когда-то для бельгийского телевидения я делал шоу. Для каждой программы мы выбирали один вопрос, задавали его разным людям и записывали их ответы. Шоу было очень успешным. Мы взяли интервью у тысяч людей. И тогда я принял решение не проверять все факты, о которых люди мне говорили, потому что они рассказывали свою субъективную правду.

Незначительные факты могут содержать ошибки. Что я точно не хотел делать, так это обращаться за комментариями к беларусским властям – выяснять, правда или нет то, что мне рассказали люди. Во-первых, я был уверен, что меня после такого сразу депортируют из страны. Во-вторых, пытаться узнать у беларусских властей, случились ли или нет эти события на самом деле, – умственное самоубийство для западных журналистов.

Я не ставил себе цель дотошно всё выяснить. Я просто хотел услышать истории людей. Должен отметить, что в книгу попали не все истории, которые мне рассказывали беларусские мужчины и женщины. Некоторые моменты показались мне слишком неправдоподобными, я не нашёл оснований для того, чтобы публиковать их. Но таких историй было немного.


Фото из личного архива Кристофа Браккса

– К слову, в книге есть утверждение, что в Беларуси в принципе нет независимой прессы. Как вы пришли к такому выводу?

– Я считаю, что необходимо различать такие понятия, как «свободные СМИ в Беларуси» и «свободные беларусские журналисты». Я разговаривал со многими людьми, в том числе с журналистами и редакторами. Один главный редактор, имя которого я не могу называть, рассказал мне, как Лукашенко самолично решал, кто будет руководить беларусским телевидением, кто будет главным редактором той или иной газеты. Эти факты я проверил и убедился, что так и есть.

Моё утверждение, что в Беларуси нет независимой прессы, не относится к свободной журналистике в стране. Но согласитесь, быть независимым журналистом в Беларуси сегодня практически невозможно. Невозможно находиться в стране и свободно писать о том, что хочется. Многие издания закрыты, немало журналистов задержаны и находятся в тюрьме.

Сейчас в Беларуси официально разрешены только государственные СМИ. Но каждый материал в этих СМИ серьёзно цензурируется. 

Когда я увидел то, что показывают беларусские [государственные] телеканалы вечером 9 августа, я не поверил своим глазам. Это был какой-то гротеск, советская пародия.

Про крупные независимые медиа, Т*T.BY и другие, я знаю. Но они все или закрыты, или вынуждены находиться за пределами Беларуси. Внутри страны им не дадут свободно работать. А те журналисты, которые пытаются работать в Беларуси, их либо арестовывают, либо подвергают жёсткой цензуре. Поэтому я не уверен, что в Беларуси сейчас можно говорить о наличии независимой прессы.

«Заплатите, и я освобожу Бабарико и Колесникову»

– В книге вы также пишете, что несмотря на многочисленные отчёты международных организаций и большой резонанс в медиа, свободный Запад по-прежнему смотрит в другую сторону, как будто Беларусь находится не в Европе, а на каком-то отдалённом экзотическом острове. И вы оставляете открытым вопрос «Почему?». Я хочу этот вопрос задать вам: как думаете, почему Запад так поступает?

–  Главная причина – геополитическое положение Беларуси. Беларусь – это буферное государство между Западной Европой и режимом Путина. Кроме того, страна находится в регионе, где постоянно происходят конфликты. Россия и Путин по-прежнему имеют огромное влияние в этом регионе. И к сожалению, я думаю, что это иллюзия – верить в освобождение Беларуси. Мне очень больно это говорить, потому что я люблю Беларусь и хочу, чтобы она была свободной – для чего и написал эту книгу… Но эта вера всё-таки иллюзия, потому что сейчас Беларусь – последнее советское государство, существующее на Земле.

Путин не отдаст Беларусь так просто. В первую очередь потому, что, если это произойдёт, он столкнётся лицом к лицу с революцией в России. А во вторую очередь – это опять же буферная страна для него против Запада. Беларусь – линия огня в случае войны, если она когда-либо начнётся.

Кроме того, не стоит забывать о влиянии Китая. В Беларусь вливаются средства не только из России, но и из Китая. И я бы сказал, что финансовый поток примерно одинаковый с обеих сторон. Беларусь для Китая – последний камень Нового шёлкового пути и точка входа для китайских товаров в Западную Европу. Я был в шоке, когда увидел обилие китайских иероглифов в Минске, и нередко они были крупнее надписей на английском. Я был в шоке, когда увидел, сколько всего китайского в Португалии. Я был в шоке, когда увидел большое китайское здание в западной части Африки.  

Поэтому это всё – стратегическая позиция. Из-за близости Беларуси к России, а также потому, что Китай – крупнейший инвестиционный рынок. Поэтому подозреваю, что Запад ещё долго будет терпеть Лукашенко.

Сейчас Запад не пойдёт на тот шаг, который сделал в 1990-х в Сараево. Ещё и потому, что в Сараево речь шла об этническом конфликте с боснийскими мусульманами. Но это не случай Беларуси.

Кроме того, Западная Европа переживает тяжёлый энергетический кризис, цены на энергию постоянно растут. В связи с чем Германия и Франция смотрят в сторону России и не будут слишком давить на Путина по поводу Лукашенко. На первый план выходят собственные экономические интересы. Поэтому независимость Беларуси для Запада – «миссия невыполнима». И это отвратительная правда.  


«Последний диктатор Европы. Восстание против Лукашенко».
Обложка книги Кристофа Браккса 

– В этой ситуации можем ли мы, независимые беларусские медиа, НГО, лидеры мнений, что-то сделать? Что нам нужно рассказывать или писать о Беларуси, чтобы оставаться в повестке?

– В западных медиа значение имеют только новости дня. Сегодня революция здесь – пишем о ней. Завтра революция там – рассказываем про неё. Каждый день происходит какая-то революция. О том, что было вчера, никто не думает.

Процесс всё больше напоминает передачу коротких сообщений. И это уже не сторителлинг, и уже не журналистика. Главная цель – рейтинги. Телеканалы, газеты и цифровые медиа делают всё возможное, чтобы продать побольше информации. К сожалению, информация превратилась в инструмент продаж.

События августа 2020-го произошли в разгар пандемии, что и притянуло огромный интерес мира. Тема продержалась неделю-две, но потом медиа от неё устали и начинали искать новую. Звучит ужасно, но именно так это и работает. После Беларуси случился кризис с Гаити, и все переключились на него. Я хорошо помню, как мне звонили с телевидения и приглашали поговорить в эфире о Беларуси, но с такой ремаркой: «Если вдруг что-то снова случится на Гаити, придётся разговор отложить». И что-то на Гаити происходило, внимание направляли на это, Беларусь уходила из повестки.

Беларусь больше не интересна. Да, у вас есть привлекательные герои-лидеры, в первую очередь Мария Колесникова. Когда-то громко заявил о себе «триумвират» – Тихановская, Колесникова, Цепкало.

Но что сейчас? Колесникова в тюрьме, её осудили на 11 лет, Тихановская ездит из страны в страну… Больше нет объединённых лидеров, которые сражаются против Лукашенко.

Привлекать внимание очень сложно, ещё сложнее оставаться в повестке. 

Я продолжаю делать всё возможное, чтобы освещать в бельгийских медиа вопросы Беларуси. Но вынужден признать, это не просто. Честно, я не знаю, что делать. Единственное, что остаётся – это продолжать рассказывать, рассказывать, рассказывать. И надеяться, что когда-нибудь Лукашенко надоест Путину, и он отправит беларусского диктатора в отставку. Но здесь мой прогноз на будущее скорее пессимистичный.

«Да ну, это не может быть так ужасно»

А какую обратную связь вы получили после выхода книги в Бельгии?

– Чаще всего я слышал, что тема сложная и далёкая от нас. А ещё мало кто верит, что такое вообще возможно в Европе.

Но когда ты пишешь книгу такого содержания, ты понимаешь, что вряд ли она станет бестселлером. Эту книгу поймёт лишь небольшая группа людей, интеллектуалы, которые знают, о чём идёт речь.

Большинство же людей даже не представляют, что происходит. Многие бельгийцы, когда говоришь им «Беларусь», спрашивают, где это. Если вместо «Беларуси» сказать «Белая Россия» (в Бельгии название Беларуси пишется как Wit-Rusland, дословно означает «Белая Россия»; лишь недавно стали употреблять вариант «Belarus». – Прим. ред.), у части бельгийцев появляются какие-то ассоциации: «А, это где-то между Россией и Польшей». Затем, как правило, перечисляется стандартный набор стереотипов, который подтверждает факт, что люди практически ничего не знают о стране.

Более того, почти 50% бельгийцев не в курсе, что Беларусь – независимая страна.    

Дело ещё в том, что последние десятилетия тема Восточного блока и «Железного занавеса» была скорее философской и достаточно закрытой, можно сказать, даже запрещённой. Но меня эта тема всегда привлекала именно потому, что была под запретом. Мне всегда хотелось узнать, что же скрывается за этим «занавесом».

И тем не менее, для таких книг, как моя, всегда найдётся читатель, потому что есть те, кто уже знает более или менее о ситуации. Сейчас мы пробуем выйти на рынок Великобритании и США, потому что там литература нон-фикшн более популярна.

Я надеюсь, что книга будет переведена на разные языки. Потому что мир должен знать, что происходит.

Я считаю Беларусь зоной конфликта. Конфликт, который до сих пор продолжается, но который незаметен, про который чаще всего говорят: «Да ну, это не может быть так ужасно».

Скоро будет готов перевод на литовский язык. Надеюсь, на польский тоже. Литва и Польша – европейские страны, которые наиболее тесно соприкоснулись с проблемой. Лукашенко построил на самой границе неизвестно как работающую атомную станцию. И конечно, Литва напугана этим действием. Вот только Лукашенко – это проблема всей Европы. Но сейчас это понимают только несколько стран, потому что непосредственно столкнулись с угрозой: Литва, Польша, Украина...

Остальные европейские страны считают Лукашенко лишь сумасшедшим диктатором и смотрят на него, как на африканского военачальника. Только он не в Африке, а в Европе. К сожалению, не каждый до сих пор это понимает.    

Если быть предельно честным, я сам до 2018 года был уверен, что в Беларуси не так всё ужасно, как говорят. О каком жестоком диктаторе речь, если в Минске есть бар «Свободы, 4», ресторан Simple, проходит фестиваль Vulica Brasil. Сколько здесь баров и мест, куда можно сходить и отдохнуть.

И только за последние два года я действительно понял, насколько всё трагично. Особенно после выборов 2020 года. Каждый, кто сейчас открыто выступает против режима, – либо за пределами страны, либо в тюрьме. Бары и рестораны закрыты, магазины тоже. Медиа закрыты.

Возможно, скоро кого-то выпустят из тюрьмы. Но этот трюк диктатора на Западе хорошо знают. Лукашенко сажает за решётку как можно больше людей, чтобы потом торговать ими, ведь его деньги снова закончатся. Как только это произойдёт, он попросит Запад заплатить за свободу политзаключённых. Он скажет: «Заплатите, и я освобожу Бабарико и Колесникову».

Это его игра, а политические заключённые – лишь вид валюты для него. Западу это отлично известно.     

–  Стоит ли перевести книгу на русский язык? Что она может рассказать людям, которые живут на постсоветском пространстве?

– Да, книга должна быть переведена на русский, потому что то, что происходит в Беларуси, происходит не только там. Это же происходит в Азербайджане, Туркменистане, Казахстане и других странах этого региона. Я посетил много постсоветских государств и видел, что диктатура там до сих пор живёт. Более того, Лукашенко вовсе не единственный диктатор, кто так долго находится «у руля». Есть те, кто у власти в своих странах намного дольше.  

Книга может помочь постсоветскому поколению осознать, что на самом деле происходит в стране, осознать, что Холодная война до сих пор не окончена, осознать, что их собственные страны продолжают находиться под влиянием Кремля. А ещё это хорошая возможность узнать, что мы думаем об всём этом с западной точки зрения и как смотрим на события, которые происходят на постсоветском пространстве.

Наталья Гантиевская / Пресс-клуб

Фото на главной: личный архив Кристофа Браккса

При перепечатке материала активная ссылка на первоисточник обязательна


Вас также может заинтересовать:

Запрет на профессию. Почему оставаться журналистом и редактором в Беларуси всё сложнее?

«Капитан должен быть на корабле до последнего». История главреда БелаПАН Ирины Левшиной

«Людзі хочуць ведаць праўду, і яны будуць яе ведаць». Главред «Новага часу» – про работу, поддержку читателей и политзаключённых

      

Партнёры прэс-клуба